Из Ганзеи в Тартарию

1 февраля 2016 в По странам и континентам

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +5 (from 5 votes)


Ольга Калинина
Александр Калинин

Из Ганзеи в Тартарию.
История одного путешествия.

День первый. 5 августа 2015 г. Начало пути.

Мы с Ольгой не профессиональные путешественники, не обучались на специальных курсах, не проходили ускоренную подготовку по выживанию в особых условиях. Просто в каждом до сих пор жива детская жажда странствий. Что тут поделаешь…. Даже маршрут, и тот родился из наших, казалось, нереальных фантазий. Началось всё с фразы: «А что если….»
Заодно захотелось задать себе один простой вопрос: «Ты это сможешь?..»
Утро пятого августа началось именно так, как планировали. Очереди на границе не было. Евросоюз достаточно любезно распахнул свои врата. Полчаса потребовалось, чтобы пройти таможенные формальности, и под колёсами зашуршал асфальт путешествия. Асфальт, как асфальт, внешне похожий на все остальные. По такому ездят на работу, в магазин или на рынок за продуктами, да много куда ещё…. Однако этим утром серое полотно в одночасье стало для нас гораздо большее, чем просто дорога. С него начинается наше путешествие.
Начальная точка – г. Советск Калининградской области, а конечная – п. Покур Ханты-Мансийского автономного округа, через города и населённые пункты. Рига – Смарде – Псков – Великий Новгород – Тверь – Москва ˗ Владимир – Нижний Новгород – Казань – Пермь – Екатеринбург – Тюмень – Тобольск – Уват – Красный Яр – Уват – Нефтеюганск – Сургут – Лангепас – Вата – Северо-Покуркое месторождение, потом на пароме вместе с автомобилем через Ватинскую Губу, Обь, Покурскую Губу в Покур. Всё!..
От перечисленного аж дух захватило…. Суммарная протяжённость маршрута с возвращением с Советск ориентировочно 10 000 км.
В начале пути, когда колёса ещё едва коснулись дороги, внутри всё ещё пытаются мирно ужиться два чувства – беспокойство и холодная уверенность. Путь предстоит немалый. В голове какое-то время ещё крутятся мысли – не забыли ли чего или не учли?.. Лишь спустя пару минут понимаем – всё это осталось там, за мостом через Неман. Путешествие началось…. Теперь наши союзники расчет и удача. Без них никак нельзя.
Панемуне, «старуха» (старый Неман) — места хорошо знакомые. Сюда мы с Женей Лашицким и Олегом Ануфриевым неделю ходили на рыбалку, а клёва не было.
Это, видимо, Олег всё испортил, купив ещё до начала промысла, эмалированный тазик для засолки рыбы.
Вот остров посредине «старухи». До него маленький Дима впервые самостоятельно переплыл. Тоже событие….
Развилка Микитай – прямо Шауляй и Рига, а налево Паланга, направо юрбаркасский лес с грибами.
Раньше здесь бывали чаще. Раньше люди были братья, а сейчас – нет…. Состояние это похоже на отношения между мужем и женой после развода. Один другого тихо ненавидит, но понимают, что жить надо, поскольку детей в период любви нажили, имущество кое-какое, да и на алименты жена тоже рассчитывает. Под них уже и денег у всех знакомых назанимала. Только муж отказывается от детей – не мои они, говорит, соседа….
Жена, конечно, в суд, а генетическую экспертизу делать отказывается. Про грешок-то свой помнит. Старому мужу не нравится её новый избранник, а новому тот, который был раньше. Это азы жизни, и чего политики над этим ломают голову. Всё и так понятно. Сейчас ничего не изменить, лишь время когда-нибудь сможет сгладить острые углы расставания. А что до любви…, то она закончилась. Вопрос второй – была ли она?
Только нам не до сантиментов, надо вживаться в дорогу, привыкать к ней. Дорога на Шауляй пустынная, в заплатках и непонятных островах безопасности посреди проезжей части. Острова эти над полотном дороги возвышаются на 10-15 сантиметров и огорожены суровыми полосатыми столбами, местами уже согнутыми и сломанными. Кто-то, видимо, успел попробовать на прочность этот гений дорожного творчества. Непонятно!.. Если сказать мягко. От самой езды через час одолевает дремота. Останавливаемся в придорожном кафе, пьём кофе, заодно съедаем по литовскому холодному борщу с картошкой, ну и вдогонку по цезарю, в котором, к сожалению, вместо листового салата – пекинская капуста. Не очень для аграрной страны, но в дороге — сойдёт…. Русские, по замашкам, московские гости, за соседним столиком чувствуют себя не слишком стеснённо. Громко разговаривают, смеются…. Однако вскоре уходят. После того как они удалились, в кафе становится тихо, как на дне…. Так и хочется спросить всех вокруг: « Что же вы такие напряжённые и невесёлые?»
Но немного терпения, и перед нами Елгава, за ней Рига. Электронный мозг навигатора, руководствуясь собственной логикой, ведёт нас по какой-то, только ему понятной схеме. Сначала обязательно через центр города, потом какими-то закоулками. Смарде, куда нам надо, не находит вовсе. Кое-как уговариваем его довести нас хотя бы до Тукумса. Электронная мысль увлекает нас по той дороге, которая даже Ольге, которая здесь была неоднократно, незнакома. Пока она напряжённо что-то вспоминает, синяя полоса на экране убедительно говорит: едем куда надо. Память у навигатора, понятное дело, есть, а вот с интеллектом – беда. Железо, одним словом…. Дальше, ещё интереснее. Сворачиваем на дорогу со щебёнкой. Пыль до небес. Приключения начинаются…. Классно! Бока Зверёныша, так мы зовём нашего главного попутчика, БМВ-Х3, вскоре покрылись мучным налётом от грунтовой дороги.
До Смарде мы все-таки доехали и сразу оказались в центре всеобщего внимания. Дзинтарс, его жена Елена, сын Янис просто не знали, куда нас посадить, чем накормить…. Беспокоились, чтобы нам не дуло или вдруг не стало скучно. Прекрасные и гостеприимные люди, которые искренне рады нашему приезду. Ездили смотреть дом на берегу озера, который строит Янис. Когда закончит стройку, будет отлично. Понятно, что разные мы люди, потому что даже дома ставим по-другому. Но разными нас создал всевышний, чтобы тянулись мы один к другому. Ему там лучше всех известно, что через человеческое общение познаётся мир.
Сидели до полуночи…. Без купюр говорили обо всём, пили, ели, жарили лосося на углях, разговаривали по скайпу с Сандией, которая живёт в Лос-Анджелесе. Ольга не виделась с родственниками давно, а я вообще никогда. Сказать всё сразу невозможно, да и выслушать тоже. Ночь так коротка. Утром в дорогу….

День второй, 6 августа 2015 г.
Дорога к Великому Новгороду.

Завтракаем на открытой террасе. Дом, в котором живут Дзинтарс и Елена, смотрит широко раскрытыми окнами на огромное зелёное поле с кромкой леса на горизонте.
Л.Н. Толстой в одном из своих рассказов задал вопрос:
« Сколько человеку земли надо?» Осмелюсь ответить не так как Лев Николаевич: « Много человеку надо земли…. Для того чтобы увидеть солнце раньше всех, чтобы почувствовать босой ногой прохладу травы на лужайке возле дома, чтобы внутри себя раскрыть границы и почувствовать свободу».
Пока мы завтракали, ранние лучи уже заключили этот бесконечный зелёный ковёр в свои объятия и теперь, гладя каждую его травинку, цветочек, нежно касаются наших лиц, смеются в глаза жёлтыми лучами, заставляя щуриться. Тонкая линия асфальта на зелёном ковре, что мимо дома убегает в сторону Юрмалы – это наша дорога…. Смарде простился с нами по-будничному тихо, понимая, что мы рано или поздно обязательно вернёмся в это прекрасное место на Земле.
Рига напоминает проснувшуюся пожилую даму, медлительную и задумчивую. Слева от моста через Даугаву паром готовится к отправке в Стокгольм, чтобы везти людей на заработки в другие страны, справа Домский собор, укрытый простынёй реставрации. Водитель здесь деликатный, как и сам город.
Вскоре покидаем его пределы, находим указатель на Псков, выезжаем на трассу и начинаем через некоторое время ёрзать….
Не привыкли мы так ездить. Трасса, а ограничение – 70 км/ч. Максимально, что можно себе позволить – под девяносто, но не больше. Расслабляться не стоит, за дорогой наблюдают. Проехав сто километров, остановились в кафе возле дороги. Официантка озарила нас сиянием улыбки, приличным русским и хорошим кофе. Если скажите пустяк, то мы не согласимся, потому что согрелось от её милой улыбки что-то там внутри, опять же настроение поднялось, а это не только в дороге, везде очень важно.
Ограничения ограничениями, а километров через пятьдесят страшная авария. Фура в кювете вверх колёсами, фольксваген всмятку, две машины лежат на боку. Пробка… Девушка-полицейский и её неимоверно высокого роста напарник направляют машины в объезд. Полицейский даже наклонился и, чтобы нам было понятно, долго и подробно объясняет, как объехать пробку. Было видно, что он искренне хотел, чтобы мы поняли. Едем в объезд…. Мимо маленькой островерхой выбеленной церквушки у дороги. Вокруг небогатые, но находящиеся в полном порядке дома, обкошенные, с цветочками и желанием сделать эту землю красивее. Потеряли примерно полчаса, но выехали опять на трассу.
Таможня…. Она возникла неожиданно и сразу. Пожилая, худая и выбеленная служительница главного шлагбаума страны методично и ядовито выговаривала нам за то, что мы проехали мимо, не свернув к месту регистрации очереди. Но очереди нет никакой…. Возвращаемся, заезжаем на пустую площадку, делаем смешной разворот, имитируя движение в очереди, платим пять евро, над пустой дорогой поднимается шлагбаум. Достаточно изощрённый метод сбора податей, надо отметить. Таможня! Она сейчас так называется. Её исконно русское название – Пытня.
В подтверждение этого отдельные граждане при пересечении нервничают, потеют непомерно. А мы, исполнив финансовые обязательства, возвращаемся к выбеленной особе. Надо ж такому случиться, я засмотрелся и пересёк сплошную. Пятимся назад.
Она, может быть, и помариновала бы нас в очереди, да очереди нет, и никакого «контрабаса» у нас нет. Тогда она ещё раз всё тем же ядовитым тоном напоминает нам о необходимости быть более внимательными в чужой стране.
Не дождётся…. Мило улыбаться всё равно не будем.
Я только отвечаю ей, что у меня на этот счёт особое мнение. Если ты не сегодня родился, то должен знать, что нарушено главное правило всё того же Евросоюза – доступ к пересечению границы. Доступ не должен обременяться прочими поборами в стороне от маршрута. Схема движения должен быть прорисована и управляться светофорами, а не стрелками зелёного цвета, намалёванными неумелой рукой сборщика податей краской из ближайшего хозмага.
С другой стороны, если ты не оболтус, а достаточно умный, и всё знаешь, тебя всё равно заставят сделать так, как у них заведено. Так что не напрягайся….
Сижу и думаю…. Латвия! Это кто?.. Та приветливая девчонка из кафе, тот полицейский на раскалённой дороге среди искорёженных машин или эта обесцвеченная особь женского пола у государственного шлагбаума?..
Наконец несут паспорта, переезжаем на нашу сторону. Наши таможенники и пограничники быстренько просветили нас своими рентгеновскими взглядами и дали зелёный свет. Ставим радар-детектор на место. Теперь мы с глазами и ушами. Так что просто не сдадимся! Дорога приличная. Стрелка спидометра упёрлась в небо. Сзади нам настойчиво упираются в спину фары. Спешит, думаю, человек, прижимаюсь вправо. В это время встречная…. Только этот настойчивый сзади и не думает её пропускать. Я уже практически остановился, и в это время, извергая чёрный дым и сильно громыхая, нас обгоняет достаточно сильно прогнивший автобус. На повороте его заносит на гравийной отсыпке края дороги. Он едва не улетает в канаву. Картина не для слабонервных. Думаю, успокоится гражданин после обгона, да куда там…. Умчался. Через несколько километров мы его догнали. Ведро не способно ехать нормально, оно способно лишь громыхнуть, свалившись с лавки в сенях. Невольно приходят на ум и Н.В. Гоголь с его «Птицей-тройкой» и Ф.И. Тютчев с попыткой умом понять Россию. Вопросы эти, к сожалению, до сих пор остаются риторическими. Вот и у нас нет на них ответа…
В Пскове стало понятно окончательно: одного дня достаточно, чтобы расслабиться. Чувствуем, мы дома….. Все водят агрессивно, резко. Уступить дорогу, пропустить – чего захотел? Другой регион? — Знай, не в сказку попал.
Это и есть наш русский менталитет? Когда нам, наконец, станет понятно? Те, кто не россияне, нас просто боятся. Им не до уважения к нам и нашим историческим ценностям. Им страшно иметь с нами любые контакты.
Это не значит, что нам надо стать похожими на них или требовать от них стать похожими на нас. Очень важно оставаться людьми. Будьте ими, Россияне, пожалуйста….
Дорога на Новгород стала серьезным приключением. Электронный мозг видимо свихнулся и повёл нас по какой-то дороге ещё прошлого века. Она и не ремонтировалась, похоже, с тех самых пор. Это было семьдесят километров езды по лунной поверхности с кратерами, пылью, провалами и затемнёнными кусками полотна. Спасал нас, в прямом смысле слова, наш Зверёныш. Он глотал все ямы, пробоины, разломы так, будто их и не было вовсе. Редкие встречные машины из забытых богом и властью деревень, ковыляли по обочине 20-30 км/ч, а мы ехали местами 120. Я только молил бога об одном, чтобы не попался пролом диаметром больше одного метра. Пронесло…. Облегчённо вздохнули и начали экономить топливо. Его осталось на 90 километров, а все заправки, что попадались на этой дороге левые — ИП Беспросветкин Х. Х. Заправляться на них категорически нельзя.
Кое-как дотянули до Киришской АЗС. Хотя бы понятно, кто это.
День закончился. Мы в Новгороде, а место для ночёвки пока не нашли. Обзваниваем, переписываемся…. Наконец нам повезло – есть места. Название круче некуда – Губернский двор, или что-то вроде этого. Долго в пустынном коридоре общаемся по поводу ночёвки с чудной дамой, то ли администратором, то ли горничной, которая разговаривала с телефоном. Нет, не по телефону, а именно с ним, поскольку тот не может, куда надо дозвониться. Она мило ему улыбается и ласково уговаривает сделать ещё один звонок. Забавная, скажу я вам, картина. Впрочем, с нами она общалась в том же самом тоне. Мы несколько раз переглянулись и отнесли происходящее к дорожной усталости. Только вдруг кто-то, выходя, оставил открытой дверь в «номер», а там ряды двухъярусных кроватей и душ в углу. Точь в точь как в нашей казарме в Забайкальском военном округе. Я поёжился и показал Ольге глазами – посмотри… Мы, конечно, путешественники и ко всему должны быть готовы. Но такое…. Владельцам заведения не мешало бы набраться храбрости и назвать «Отель» своим именем – хостел. А то ведь в Интернете всё серьёзно: название, фотографии, правда, отзывов, как мы ни старались, не нашли. Всем совет на будущее. Нашёл отель, не поленись, найди и отзывы. Не находишь – отказывайся.
А вы, господа, увольте…. Ретировались мы из «нумеров» незаметно и быстро. Вскоре нам повезло – нашли двухместный номер в гостинице «Волхов». Вполне прилично. Старая гостиница, цент города, рядом Кремль, пристань.
С осоловелыми глазами ждём, пока официант принесёт ужин, после поднимаемся в номер и быстро засыпаем. Проехали вроде бы немного, порядка 550 км, но, видимо, много суеты, как обычно в первые дни, вот и утомились.

День третий, 7 августа 2015 г. Великий Новгород.

Утром завтрак – шведский стол. Хоть и утро, а все добры и приветливы.
Закончив утренние хлопоты, оправляемся на пешую прогулку. Просто не терпится найти место, где же находится центр туристического обслуживания Новгорода «Красная изба», о котором здесь все говорят, как о начале отсчёта туристических событий. Изба и на самом деле оказалась красной, да к тому же рядом. Площадь перед ней забита автобусами со всех концов света, народ бурлит разноголосием. Много китайцев, японцев, немцев.
Звонит телефон – это из Питера приехал Дима. Идём в сторону гостиницы. Блестя хромом, «Харлей» гордо остановился у входа, Дима ждёт в сквере. На ходу составляем программу знакомства с Новгородом. План такой – до обеда водная прогулка по Волхову с выходом в Ильмень-озеро, после обеда – экскурсия по Кремлю. Решаем вопрос с персональным гидом и отправляемся на причал. Прогулочный теплоход будто ждал нас. Только мы вошли на борт, как тут же убрали трап. После дорожной тряски и постоянной жары на воде приятно от спокойного движения, изменившихся вокруг звуков и прохладного ветра над рекой. По берегам церкви, монастыри. Ещё долго видны красные уступы крепостной стены. Проходим старый мост. Именно по Волхову и системе озёр и рек проходил путь из варяг в греки. Для контроля за торговлей и возник на этом месте Великий Новгород. Следом пришли купцы, торговый люд. Он и на самом деле Великий, этот древний город! Величие его не столько в размерах, сколько в идеальных пропорциях ширины реки, в пологих берегах, в высоте колоколен, суровости крепостной стены, которая, не смешиваясь с храмовым ансамблем, дополняет его.
Входим в Ильмень-озеро. Берега моментально убегают в стороны и превращаются в узкие полоски. На поверхности воды везде рыбаки на лодках. Вчера в ресторане мы уже отведали судака по-ильменски. Было вкусно. Не совсем к месту, но следует отметить, что кухня везде преобладает русская и готовят повара отменно.
Да, видимо, сказывается, всё же близость обеда….
По дороге обратно разглядываем торговые ряды на противоположном берегу. Эх, если бы было можно заглянуть пусть даже в узкую щелочку «истории» и увидеть, как оно было тогда, в древние времена на самом деле. Теплоход осторожно коснулся стенки причала, возвращаемся назад, в суету улиц.
Отобедав окрошкой с хреном, рыбой по-царски, отправляемся на экскурсию в Кремль. Профессиональный гид, измученный жарой и однообразием дней поджидает нас.
Территория Кремля заполнена любопытствующими вроде нас, ряжеными стрельцами, а ещё царями и царицами.
Гид спрашивает спешащих мимо нас стрельцов:
— Вы сегодня до скольки?
— До восьми, — отвечают они и буднично утирают молоденькие усы. Как видно, тоже отобедали недавно. Для них – буднично, для нас забавно. Не каждый день со стрельцами с фузеями встречаешься.
Меня не покидает ощущение того, что я нахожусь внутри известного кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию».
Вот пьяные потомки холопов «кочевряжатся» возле памятника тысячелетию Руси. Как им объяснить, что неприлично сидеть на ограде, свесив, мягко говоря, задницу в сторону памятника. Памятник, он от слова память. Не надо к памяти поворачиваться этим самым местом. Опричники в погонах и с рациями на ремнях смотрят на них со стороны крепостной стены, но идти не спешат – жарко. Пришлось нам с Димой слегка осадить нетрезвый молодняк.
Осматриваем Кремль, грановитую палату, поднимаемся на колокольню, идём по верху стены. Он называется боевой ход. Стрельцы вместе с царицами проверяют билеты. Забавно….
Гид, не переставая, сыплет историей про наших неугомонных предков, коварных левонцев и шведов, а ещё немцев, итальянцев и, конечно же, французов. Про фашистов – тонких ценителей старины, которые сами еле успевали уносить ноги при отступлении, но понравившуюся скульптуру нет-нет, да пытались прихватить с собой. Наши отбивали всё и возвращали. Одно не очень понятно – зачем немцам наши скульптуры или колокола?
Вопросы, вопросы…. Мы наивно думаем, что история их по-прежнему задаёт. Полагаю, что – нет. История нам всё давно сказала, вопрос в том, а поняли мы сказанное или нет.
День упорно клонится к вечеру. Диме пора в Питер, там у него ещё мотоциклетная тусовка. «Харлей» оглашает окрестности мелодией мотора в сто пятьдесят децибел. От этого звука слегка сотрясается грудная клетка, и волосы на руках встают дыбом. Нам троим эта музыка очень даже нравится.

День четвёртый, 8 августа 2015 г.
Дорога на Владимир, Владимир.

С утра проверили на честность жителей Великого Новгорода, а так же всей остальной части России, ну и китайцев со шведами, оставив после завтрака в ресторане сумочку.
Все вышеупомянутые прошли проверку успешно. Когда Ольга вернулась за сумочкой, все продолжали увлечённо стучать ложками, поглощая овсянку и сосиски с омлетом, а до сумочки никому и дела не было. Браво, люди!
Маршрут мы с Димой проложили ещё накануне, поэтому довольно быстро выбрались из Новгорода и оказались на трассе Петербург – Москва. Трасса забита фурами. Везде ремонт, объезды, реверсы. Нас это совсем не раздражает, даже радует. Может, когда построят наконец-то дороги, одной проблемой станет меньше, и останется последняя — дураки. Деревни вдоль трассы наводят на размышления….
Много домов, в которых уже никто не живёт. Они заросли бурьяном и стоят, тихо умирая….. Дома живут дольше, чем люди.
Я не знаю ответа на вопрос – что с ними делать? В расчетливой Германии их давно бы сравняли с землёй, вколотили четыре колышка, внесли в свой немецкий реестр и продавали бы спокойно. Только у нас там, внутри, что-то не так устроено. Так что пусть стоят себе и, тихо умирая, вспоминают прежних жильцов, иногда вздрагивая от случайного скрипа калитки. Вдруг кому-то опять понадобился старый дом?.. Время расставит всё на свои места. Или может, найдется умная голова, которая подскажет, как быть. Никто ведь не предлагает отштукатурить осыпающиеся стены Венеции. Хотя некоторым соотечественникам не нравится: каналы у них грязные, с нечистотами, дома облупились окончательно, голуби загадили всю площадь Сан-Марко.
Зато у наших деревень, какие названия – песня….
Вы только вслушайтесь. Деревня Ярынья. Ярило –древнеславянский бог Солнца. Её название, если сказать современным языком, Солнечная. Правда, радует? Или, к примеру, Раёк…. Как вам?.. Не то самое счастливое место во вселенной, которое называется Раем, а этот маленький, созданный их собственными руками Раёк. Вот ещё – деревня Миронежье. Разделите слово на два, первое, конечно, Мир. Что получается? Получается красота мысли того народа, продолжением которого мы нынче являемся. Или шутливое — речка Погремушка. Пустяк, вроде, а на душе веселее. После того как выехали из Великого Новгорода, пересекли речку с названием Божонка, а я сразу подумал: « Разве может эта дорога не быть счастливой?»
Помните, в одном из фильмов Абуладзе, герой задавал всем один и тот же вопрос:
— Эта дорога ведёт к храму?
Потому что другие дороги для него не имели значения.
Сейчас все мы, дети нынешней цивилизации, подобные вопросы уже не задаём. Ценности, наверное, поменялись. И это совсем неплохо. Так и должно быть, так жизнь устроена.
Пусть богатые дома возле дороги вырастают, мотели с приличными кафе, столовыми, а если душе угодно, и ресторанами – пожалуйста. Мы в таком кафе сегодня уже побывали. Браво и персоналу и хозяевам. Зал, как в ресторане. В нём очень органично выглядят обычные мужики, уставшие и голодные. Обслуживающий персонал прост, в глаза открыто смотрит. А чего ему их прятать, когда блюда наши, русские, вкуснейшие, ароматные, везде чистота.
Бармен за стойкой на бокалы блеск наводит. Если в окно не видеть бурлящую трассу, можно подумать, что ты где-нибудь на подъезде к Амстердаму. Вот только о нашем прошлом забывать не следует. Оно же наше….
До Москвы дорожный бог наградил нас двумя скоростными участками, гладкими, «как яичко» (так говорила моя бабушка о хорошей дороге). Местами идём под двести. Километры съедаются моментально. За одну минуту – три. В Москву попадаем около четырёх часов дня. По МКАД выезжаем на Горьковское шоссе и понимаем, что встали в длинную очередь. Пятница – народ массово покидает столицу. Один соскучился по грядкам на собственной даче, другой всю неделю мечтал посидеть с удочкой возле тихого озера, чтобы хоть на это время забыть про офис, курсы валют и надоедливого начальника.
За пару часов вдоволь наедаемся московской жизнью. Рады бы ехать поскорей, но это невозможно. Просто приговор какой-то с ограничением свободы. Наконец после Орехово-Зуево между машин начинают появляться просветы. От Великого Новгорода до Владимира – 630 км. Путь вроде бы и невелик для одного дня, но дорога сильно перегружена. Бурлит страна, и это радует. Сразу вспоминаются пустые дороги Литвы.
Владимир возникает совершенно неожиданно. Легко находим отель «Амакс», в котором накануне забронировали номер.
Отель лучше всего бронировать за сутки, больше не имеет смысла. Именно за сутки они выставляют «горящие» номера с хорошими скидками. Лучше всего воспользоваться услугами Букин ком. Работает безотказно. Для этого мобильный Интернет надо обязательно иметь при себе. В гостиницах сейчас везде скоростной wi-fi. До бронирования прочитайте всё, чем располагает отель.
Не забывайте – вам необходимо наличие парковки.
Отель «Амакс» представился нам хорошо отлаженным механизмом с приличным тихим номером, хорошим ужином на заказ и таким же завтраком. Отель высотный. Из нашего окна видны окраины города с частным сектором, зелёными полями и стадом пятнистых бурёнок посредине. С вечера нашли в Интернете гида по Владимиру, созвонились….

День пятый, 9 августа 2015 г.
Владимир. Дорога на Нижний Новгород.

Договорились встретиться с гидом у Золотых ворот, не имея ни малейшего представления, какие они. Однако всё прошло успешно. Ворота оказались вовсе не золотые, а выбеленные, с церковной маковкой наверху. Кто только через них не ездил! Цари, царицы! Все вспоминают приезд Екатерины Второй и последующие за этим события. Александр Сергеевич Пушкин не преминул проехать. А вот ссыльных декабристов презрительно проводили рядом с воротами.
Известен был сей град на всю Рассею ещё одним учреждением — пересыльной тюрьмой, или как Владимирским централом. Актуальность и «популярность» данного учреждения не затихла и не истлела до сего времени.
Явно чувствуется какая-то особенная энергетика старого города. Нечасто случается физически ощутить на себе величие прошедшего времени. Наш гид, молоденькая девчонка со свежим университетским образованием, легко переворачивает пласты столетий, тысячелетий, сыпет, словно из рога изобилия, событиями, именами основателей церкви, государства.
С некоторым недоверием смотришь себе под ноги…. Ведь они, эти люди, ходили по этой земле, видели это благословенное небо над головой, совершали великие дела. Почему они это делали? Какую Русь они видели тогда? Какую великую цель ставили? Сейчас всё понятно – миром правит капитал….
Что же правило тогда? Какая высшая идея?.. Жертвенность, во имя чего? Родины?.. Что же давала она им взамен?
Не здесь ли Александр Сергеевич, остановившись в доме напротив Золотых ворот, написал: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет….» На этой земле князь Владимир, уйдя из Киева и не желая более туда возвращаться, сказал: «Где царь, там и Русь».
Всё же здесь точка отсчёта для нас и нашего государства.
Все мы любим сравнивать и проводить параллели. Так вот…. Здесь на одной площади стоят и мирно уживаются православный храм, старообрядческая церковь и костёл. Невдалеке синагога и мечеть. Как вам соседство?.. А значит это всё то, что жили в те времена люди во взаимном доверии и уважении. Поверьте мне, на Руси новоявленного слова «толерантность» тогда не знали. Теперь все знают, что это такое…. Того, о чём все вы сейчас подумали, тогда думаете, не было?.. Однозначно отвечу – было….
Только мудрости народной хватало, чтобы понять это и не впадать в ту или иную крайность. Создаётся впечатление: перестали мы тонко понимать происходящее.
Вот «Брачная газета» конца позапрошлого века в музее городской жизни, расположившемся в старой водонапорной башне, на высоком берегу Клязьмы. Читаем объявления:
— «КОММЕРСАНТЪ съ крупными средствами, владеющiй огромнымъ торговымъ предприятием въ степномъ крае, магометанинъ, 22 летъ, мечтаеть найти жену-друга, дать счастье молодой, образованной, красивой, музыкальной, интересной, брюнетке или шатенке, съ приличными манерами, доброй душой и отзывчивым характеромъ, безъ различия вероисповедания…. Тайна переписки гарантируется».
— «КИНЕ-РЕЖИССЕРЪ (военный), 26 летъ, ищу жену-друга, любящую искусство, съ капиталомъ не менее 40 000 рубл. Для собственного производства кинематографическихъ лент, барышню или вдову не старше 35 летъ. Звание и красота безразлично. Прошу писать серьезно».
— «КТО ИЩЕТЪ только верную, глубокую, преданную любовь, кто ищетъ одинокую, изстрадавшуюся душу – отзовитесь. №3166
Бракъ при симпатiи».
Здорово…. От этой газеты на нас вдруг повеяло той, ушедшей жизнью.
Ныне же древний город удивительно органично и легко живёт в старых стенах современной жизнью, где есть место машинам, компьютерам, инновациям. Он, похоже, весьма доволен этим. Живёт и помнит всех, кого родила владимирская земля: основателя современной гидро и аэродинамики Жуковского Н.Е, диктора Левитана Ю.Б, всеми любимого актёра Баталова А.В, отца всемирного телевидения Зворыкина В.К. Список этот поистине, нескончаем….
Великая земля родит великих людей.
После обеда покидаем Владимир. Переезд до Нижнего мал – 220 км. Мост над рекой, солнце слепит глаза, слева и справа заливные луга «за Клязьмой». Так всегда называли эти места горожане.

Дорога на Нижний Новгород.

Этой ночью супруге приснилась Маскодыня Ольга из Петербурга, с Новгородскими пряниками и обручалкой. К чему бы это? Разгадать не удалось, так что с утра пораньше отправились осматривать город.
Выехали после обеда. Владимир — город небольшой, проехали мы его быстро и вскоре оказались трассе М-7, которая, конечно, не заметила нашего кратковременного отсутствия и продолжала трудиться. Нескончаемой вереницей тянутся большегрузы. Местами, где появляется полоса для обгона, ускоряемся, бывает, наоборот, попадаем на реверс, тогда стоим. Народ у дороги торгует. Если детскими игрушками, значит где-то поблизости фабрика мягкой игрушки, стекло, посуда – значит, проезжаем Гусь-Хрустальный. В одной из деревень все торговали флагами России, ВМФ, ВДВ, футбольных клубов. Думаю, по той же самой причине. В целом трасса до Нижнего хорошая. Вскоре чаще замелькали машины ДПС, усилилось наблюдение за дорогой. Сначала, как правило, появляется радар, потом «стрелка», потом контроль средней скорости, потом всё сначала….
Нижний захватил нас сразу, стоило нам проехать по огромному мосту. Мы думали, что едем через Волгу. Позже выяснилось – это Ока. Всегда думал, что Ока так себе, небольшая речка, приток всего лишь. Однако приток-то, каков, не уступает Волге. О нашем проживании в Нижнем Новгороде знали, что гостиница называется «Сергиевская» и находится она в старой части города, на одноимённой улице. Достаточно легко нашли, несмотря на то что населения города далеко за миллион. Так бывает, когда всё складывается, но бывает и наоборот. Научитесь, и то и другое воспринимать ровно, по крайней мере, в путешествии.
Улица Сергиевская напомнила старую купчиху, когда-то богатую и лицом, и наследством от батюшки. Только время властно на всем, и над купчихой тоже. Наряды пообносились, богатство придворная челядь растащила и пропила. Только унаследовано было так много, что справиться со всем этим народишку за восемьдесят лет не представилось возможным. А теперь что?.. Теперь новый хозяин пришёл, порядок наводит, заботиться не только о сохранении добра, но и о душе, тоже. Вон в конце Сергиевской, за домами с ажуром наличников, золочёный купол церкви гордо поднимается, зовёт к себе душой согреться.
И ничего, что нетрезвые потомки бурлаков, продолжают шарахаться по улице в спортивных трусах с голым торсом, это даже интересно. Колорит как ни как…. Сами они интересные – вроде бы буйные, но как-то внутри себя. Без внешней агрессии.
Всё оттого, что душой-то они добры, ну а тело что поделаешь, сегодня оно им неподвластно.
Нас ждали…. Милая белокурая женщина на рецепшене негромким голосом быстренько рассказала о том, где мы находимся, какие рядом достопримечательности, где магазины, как заказать персонального гида, где поставить машину на подземную парковку. Парковка кстати в конце улицы, за церковью, потом налево двести метров, решётчатый забор, серьёзная охрана.
Скажу коротко – мужики есть везде, а в Нижнем – точно.
Спасибо им…. Зверёныш спал под охраной
Гостиница занимает бывший купеческий особняк. Двухместный номер под стать: потолки высокие, ванная комната гигантских размеров, прихожая такая, что десяток человек можно принимать. Номер просторный, два огромных окна, хороший телевизор, кровать с приличным бельём. Ещё один маленький сюрприз: небольшая кухня с холодильником, чайником, чашками, ложками, сахаром, кофе. В аннотации было написано – без завтрака. За время путешествия шведские столы слегка надоели. Ольга, кроме того, что попутчица и второй водитель, ещё жена, да к тому же отличная хозяйка. Дайте ей кухню на полчаса в полное распоряжение, и вы окажетесь дома. Перед этим сходили в супермаркет «SPAR», с ценами вдвойне выше от обычных и пожали плечами…. Район вроде небогатый, а покупатели полными корзинами вывозят хорошее вино, фрукты, сыры по неслабым ценам, блестящие баночки, коробочки, колбасы, полуфабрикаты. Да…, неплохо стал жить простой люд. Погуляли по округе, подивились на отреставрированные и старые дома, которые ждут своего черёда для ремонта. Выглядеть моложе хочется всем, даже домам.
Из окон нашего номера чуть наискосок, на противоположной стороне улицы виден дом деда Каширина. В нём провёл своё детство буревестник революции – А.М. Горький.
Не ожидали мы такого соседства….

День шестой, 10 августа 2015 г. Нижний Новгород.

Утром пешком отправились в Кремль, где договорились встретиться с гидом. Вышли на пешеходную Покровскую и сразу влюбились в неё. Такая стать и перспектива, присуща только столичным городам с идеально отстроенными пропорциями всего, что видит глаз. Великолепный русский ренессанс!.. Не часто на всей Земле встретишь такое.
Русская земля, видимо, не может без полоумных и шутов. Женщина с горящим взглядом почему-то вдруг решила обратить нас в веру политической партии беглого в Штаты вороватого олигарха. Понятно, враг не дремлет, только при чём здесь мы?
Послушали для приличия, взгляды решили не менять, а потому пошли дальше. Как-то не до беглых олигархов нам сегодня.
Из страны-то они убежали, а вот от Бога удастся ли скрыться?..
Экскурсия по Кремлю изобилует именами, нагромождением событий различных эпох. Устали, но, когда вышли на смотровую площадку, всё как рукой сняло. Под нами — стрелка Оки и Волги с белоснежными теплоходами и трудягами-буксирами, стрелами башенных кранов и куполами церквей.
Здесь у каждой улочки, брёвнышка, кирпичика своя история. Вот в начале улицы Рождественской изгиб, который в народе до сих пор называют «скоба». Здесь бурлаки нанимались на работу, здесь же неподалеку ночлежка с одноразовым питанием, в которую пьяных, впрочем, не допускали. Напротив неё народная библиотека для бурлаков и бродяг. Ходил, оказывается тот люд в библиотеку, а кроме него, и обычные горожане тоже. Грамоту тогда учили не для того, чтобы письма любовные писать, а затем, чтобы прочитать Библию и Евангелие. В противном случае человек слыл неполноценным. Вот через это грамотность к народу и приходила. Ведь в нашем понимании бурлаки, это такие неграмотные, заросшие вурдалаки, вечно пьяные или больные с похмелья, да к тому же с тёмным прошлым. Только, оказывается, всё не совсем так. Такая вот непривычная для уха история….
Волей случая узнаём о канатной дороге через Волгу. Добираемся на общественном транспорте.
Забытые нами чистенькие ПАЗики шустро снуют по оживлённым улицам, успешно решая все транспортные задачи. Ощущение такое, будто старого знакомого встретил, когда мы студентами за пять копеек мотались в нагорное общежитие, или с концертом группы «Deimos» в зверосовход или речной порт. Такси здесь по городу просто так не стоят — работают по вызову. Какая-то жизненная логика в этом есть.
Канатная дорога начинается сразу за мечетью на берегу Волги. Длина её 3 километра 200 метров. Говорят, что претендует на рекорд в книге Гиннеса. Стоим на краю площадки, ждём очередь и кабинку. Страшновато?.. Нет, пожалуй…. Любопытства больше.
Кабина слегка вибрирует и беззвучно стартует. Мы летим над Волгой. Внизу сначала появляются игрушечные дома, потом игрушечные кораблики, где люди муравьями копошатся на палубе.
Как всё-таки могуч наш мозг. Без него всё это не произошло бы никогда. Обедаем в Бору по-русски с окрошкой, запеченным судаком. Бори — это город на той стороне. С новыми домами и улыбчивыми людьми.
Снова с наслаждением летим над Волгой. Хорошо быть птицей!..
Возвращаемся на «Покровку». Улица после обеда ещё больше ожила, как бы проснулась. На ней появились художники, музыканты, ряженые…. Это совсем не похоже на безудержное веселье, это скорее жизнь в радости. Мы прошли по уже знакомым улицам и спустились по серпантину лестниц на действительно легендарное место — пристань. По матери русских рек отправляемся на теплоходе. На воде становится привычно спокойно и тихо. Сразу видно, что Нижний Новгород — трудяга.
По берегам краны, причальные стенки, буксиры, длинные баржи, плашкоуты, паромы. Всё это, не переставая, движется, грузится, перевозится…. После водной прогулки вышли на ещё одну пешеходную улицу, что тянется вдоль набережной – Рождественскую. Жалеем только об одном – как мал день…. Голове для одного дня такое количество информации переварить непросто. Мы когда-нибудь обязательно вернёмся в этот Великий город. Прогуливаясь вдоль Рождественской, забрели в подвальчик «Итальянские вина». Купили из Тосканской коллекции Никиты Михалкова три бутылки вина. Ещё раз убеждаемся, каков хозяин, такой у него и бизнес. Покупка в погребке под старинными кирпичными сводами тут же превратилась в итальянский спектакль с русским размахом. Дегустировать можно всё, покупать никто не обязывает. А можно из этой бутылочки попробовать? – Пожалуйста…. Открытой нет — не велика проблема. Бутылка тут же откупоривается. И вот вы уже чувствуете зной итальянского солнца, терпкий букет винограда, обласканного средиземноморскими ветрами. В подвальчике прохладно и тихо. Лишь где-то под низкими сводами еле слышна итальянская мелодия…. И лишь одно небольшое разочарование. Когда мы уже поднялись от Волги по почтовому спуску, и я стал открывать багажник, из рук моих выскользнул планшет и еле слышно, одним краешком, цокнулся об асфальт. Жизнь его на этом, похоже, закончилась. Однако всё происшедшее никак не повлияло на знакомство со страной Италией и прекрасной провинцией Тоскана.
Утро следующего дня началось с покупки нового планшета (точно такого же), только другого цвета. Тот мне с самого начала не нравился…. Ольга вытащила из-под его разбитого стекла фотографии, ловко перекинула на новый. Хоть бы ей удалось извлечь оттуда ещё и наши дорожные заметки.
Главное — погиб навигатор. Пусть своенравный и самонадеянный, но нам его, похоже, недостаёт.

День седьмой, 11 августа 2015 г. Дорога на Казань.

Без навигатора, с помощью куска карты с указанием улиц в мобильном телефоне выбираемся из Нижнего. Как в былые времена притормаживаем у информационного щита, читаем названия…. Казань — 440 км.
Шоссе свободное, несколько полос, только скорость ограничена, да и радары везде и прочие электронные изыски. Не люблю такую езду. Дорога гладкая, как стол, а ехать можно 90 км/час. Уснуть можно. Хоть бы потрясло, что ли….
Наконец дорога становится привычной двухполоской, с естественными и привычными для всех шероховатостям. Вслед за этим исчезает с дороги радарный контроль и патрульные машины. Невольно задумаешься – что лучше? Вскоре на указателях названий населённых пунктов появилась приставка – «касы».
Мы в Чувашии, и если Советск, к примеру, располагался бы здесь, то назывался бы он не иначе, как Советск-касы, ну и Неман – соответственно, тоже — касы.
Подходит время обеда. Пытаемся найти хоть что-нибудь поприличнее. Пельмени и беляши в одноразовой посуде оказались такие же невнятные, как и всё вокруг. Кажется, остановилось здесь что-то в 90-х прошлого века и никак не стронется. Жаль….
Это ж тоже Рассея, родина наша…. Но мы уверены, у этих людей, которые копошатся на полях, продают урожай картошки у дороги, есть будущее. Они не потеряли главное – упорство и способность трудиться, а Бог усердных любит. Всем за труды их когда-то воздастся.
Казань почувствовали ещё километров за пятьдесят. На отроге Жигулёвских гор турбаза с горнолыжным курортом на склоне, подъёмниками. Напротив, посреди безбрежного водного пространства – православный монастырь на острове сияет куполами. Прямо как в сказке про Царя-Салтана.
Асфальт стал серый и гладкий, как в Германии. За тридцать километров до столицы Татарстана, перед мостом через Волгу, указатель — «Казань». Слева и справа от моста вдоль берега хорошие дачи. Только нам нельзя расслабляться. Скорость – на пределе разрешённой. На дороге опять паутина из радарных ловушек…
Въехав в Казань, первым делом остановились у первой попавшейся Евросети. Проворная языком и достаточно просторным телом оператор по имени Диляра установила в новый планшет навигатор, не переставая заниматься своим привычным делом – продавать симки, оформлять пластиковые карты, принимать платежи, обменивать, неудачно купленный ранее телефон.
При этом её не покидало чувство юмора по любому поводу, умение безобидно прикалываться и уникальная способность постоянно нахваливать свой товар и услуги. У неё всё прекрасно получилось.
Позеленевшая стрелка навигатора на новом планшете уверенно привела нас к гостинице «Кристалл». Напротив, через площадь — центральный железнодорожный вокзал Казани.
Все Универсиады, чемпионаты, саммиты, явно пошли городу и гостиничной инфраструктуре на пользу. В отеле чисто, удобно, персонал вышколен, предупредителен. Во всём здесь видим устоявшийся порядок. Все входы и выходы через рамки металлоискателя. Так спокойнее….

День восьмой, 12 августа 2015 г. Казань.

Вчера на перекрёстке, рядом с нами остановился красный Ferrari с открытым верхом, а правее его – ржавый Жигуль.
В этой вычурности заключена вся противоречивость Казани. Ещё один город контрастов. Обычный человек лишается сна, если вчерашний сосед начинает ездить на такой машине.
А они говорят:
— На всё воля Аллаха…, и живут спокойно дальше.
— Так сосед твой в придачу иноверец, — говорят ему.
Только он в ответ спрашивает:
— А какая разница?..
Оттого, что с детства привык он видеть, как за одной стеной в Кремле стоят по соседству мечеть и православная церковь. Смешанные браки конечно случаются. Дети, подрастая, начинают выбирать, что надеть на шею:православный крест или мусульманский полумесяц.
Главное, чтобы этот выбор был между добром и добром.
Размышляем, куда пойти в первую очередь? Решаем – конечно, в Кремль. От гостиницы это совсем недалеко, 15-20 минут пешком. Спустя некоторое время уже находимся за кремлёвской стеной и задираем головы вверх, чтобы рассмотреть устремлённые в небо минареты. Когда из главной мечети Казани, зачаровывая окружающих, над площадью разносится голос муллы, начинает казаться, что ты не в центре России, а где-то далеко, на Ближнем Востоке. Только снова и снова слышишь родную речь, ловишь на себе понятные тебе взгляды. Любой город живёт по-своему.
В каждом свои, особенные порядки, сложившиеся не за один год и даже десятилетия.
Город, как и человек, имеет своё лицо и душу. Всегда это так хочется понять. А как?.. Ничего другого ещё не придумали, как ходить по этим улицам, сидеть в скверах, кофейнях, разговаривать с людьми. Может статься, тебе повезёт, и ты почувствуешь город.
Отправляемся с гидом на автомобильную экскурсию. Обилие информации раздвигает границы…. Казань, безусловно, красива, архитектурно сбалансирована. Здания в прекрасном состоянии. Фасады один за другим блещут великолепием. Церкви сменяются минаретами, синагогами. Одни великие имена в истории города сменят другие….
Здесь в церковном хоре пел Фёдор Иванович Шаляпин, здесь творил в войну авиаконструктор Петляков, а справа от нас Казанский университет, откуда за прогулы через пару месяцев обучения был отчислен студент Ульянов (в будущем товарищ Ленин). Надо же какая неожиданность!
Я, например, до сих пор наивно полагал, что он его закончил. Получается врали мне? Причём долго.
На этой улице, что ведёт к Волге, великий пролетарский писатель Горький, будучи тогда ещё малоизвестным Алексеем Пешковым, находясь в тяжёлом душевном состоянии вследствие несчастной любви и жизненных неудач, решил покончить с жизнью, выстрелив себе в грудь из револьвера. Жизни лишить себя не получилось, пуля прошла навылет, через лёгкое. Молодого писателя тогда вовремя доставили в больницу и излечили, но чахотку себе он заработал, поскольку лечащий доктор страдал скрытой формой туберкулёза.
Позже спасал пролетарского писателя лишь Средиземноморский воздух Капри, а что до «дыма отечества», то писать о нём, видимо приятнее всё же под шум прибоя и шелест бриза в нависающих кипарисах тёплого острова.
В нынешней Казани всем есть место, даже Китайским шаманам и Перуанским музыкантам с чарующими звуками флейты Панна на главных пешеходных улицах – Баумана и Петербургской, а ещё на площади возле городского озера, с названием — Кабан. Несмотря на то, что вокруг бурлит множество событий, спокойно всем, поскольку везде наряды полиции. Сами полицейские высокие, стройные и весьма предупредительные. Исходив этот древний город вдоль и поперёк, отобедать, решили мы в итальянском ресторане, который представлял собой кусочек Италии, принесённый на берега Волги. Очень здорово!.. Правда, в Италии всё как бы слегка проще. Зато у нас в Казани всё прикольно и, конечно, дорого, дороже, чем на Сардинии.
Посещение элитного микрорайона на берегу Волги оставило отчасти неприятный осадок. Хорошо, когда Бог даёт много денег власти, и плохо, когда он лишает имущих чувства меры и вкуса. Эх, Сардиния, Сардиния, как тебя здесь недостаёт!..
Да, и совет автомобилистам: ездите в столице Татарстана именно так, как предписывают знаки. Не пытайтесь проявить свою исключительную сообразительность и умение. Всё запишут на камеры, зарегистрируют на стрелки, и получите вы тогда «письмо счастья» с уведомлением. Сами казанцы ездят очень сдержанно и спокойно, чего и гостям желают.

День девятый, 13 августа 2015 г. Дорога на Пермь.

Утро…. Зверёныш заметно соскучился, радостно заурчал, встряхивая с запылённых боков утреннюю росу. Улицы пустынны, отдохнувшая зелень деревьев после ночи. Пробок нет, да и, наверное, никогда не будет, потому что стоит им только появиться, как тут же будет издан указ президента Республики Татарстан, и их запретят. Вследствие чего они исчезнут.
Мы же, сдерживаемые электронной уздой радарных систем, спешим на Сибирский тракт. Сколько романтики в одном названии…. Вслушайтесь – не шоссе или автобан, не скоростная магистраль, а именно тракт…. С трудом можно представить весь клубок событий, который раскатывался по этой узкой полоске земли с тех самых пор, как дорога стала называться Сибирский тракт. Сколько людей перевидали эти курганы и самые обычные камни у дороги?..
В городе, конечно, хорошо. Тёплая постель, в кране горячая вода, прочие житейские удобства, телевизор или компьютер всегда готовы развлечь тебя или утолить интерес…. Только отчего же так хочется в дорогу, где то солнце слепит глаза, то темень непроглядная или дождь льёт так, что дворники не справляются. Да и народ вокруг обычный и не расшаркивается в излишней любезности. Так что же в ней такого, в этой самой дороге?.. Мы пока не нашли ответ на этот простой вопрос. Может, встретится нам где-нибудь тот, кто подскажет ответ….
Незаметно пересекли границу Удмуртии. По отзывам в Интернете ожидали увидеть покосившиеся домики и разбитые дороги. Как бы не так! Деревни все с каменными домами и разноцветными крышами. Дороги ремонтируются, перелицовываются. Мы видим, проезжая (не сочтите за пафос),как на наших глазах рождается новая страна. Хватит брюзжать, оглянитесь вокруг, вам будет, что рассказать много лет спустя. Сейчас, происходящее вокруг, – наша жизнь, а завтра она станет историей….
Через пару сотен километров стали отчётливо просматриваться очертания гор, начались леса, за ними длинные подъёмы, по народному – тягуны. По обем сторонам от них промоины и насыпные дороги красного цвета. Распаханное поле на склоне тоже красного цвета. Воздух пахнет лесом и землёй.
Вот речка с названием Ныша. Так и написано «р. Ныша». Кстати, речка по-удмуртски будет шур. Правда, красиво?..
Ижевск давно остался в стороне. К Перми подъехали вечером и попали в пробки: закончился рабочий днь. Огромный промышленный гигант стронулся с места. Люди торопятся домой. Три полосы в каждую сторону битком. Мост через Каму тоже забит машинами. Хочется поглазеть по сторонам, да куда там….
А вдохнёшь запах воды, мельком окинешь бесконечную гладь, и понимаешь. Какие же у нас реки!.. Широкие, полноводные, непокорённые. В Европе реки не такие — все какие-то приглаженные и спокойные. Нет в них этой природной силы, присущей нашим. Была, наверное, когда-то….
Сколько лет смотрю вокруг, и всё более отчётливо понимаю – русская душа оттого такая, что отражает в себе весь этот непокорённый мир вокруг: бесконечные просторы, такое разное небо, сентиментальность старенького домика у дороги. В самом себе разбираться труднее всего….
Электронный мозг в очередной раз отличился – привёл нас в Перми на средину одной из площадей, сказал: «Приехали» и затих. Пришлось разбираться в ситуации постаринке. Город промышленный, но улица Монастырская всё же в нём есть. На ней, в глуби огромной коробки домов, нашла себе место гостиница, или как теперь принято отель, с названием Citi Star, где для нас забронирован номер. Отель в стиле хай тек оказался совсем неплох – парковка, охрана, должный рецепшен, лифт, да и номер под-стать, достаточно удобный и ухоженный. Быстро устроились и решили прогуляться по городу, а заодно поужинать.
Зашли в итальянский ресторан и поняли…. Для ресторана нужны хоть какие-то силы, а их после удмуртских дорог и оставленных позади «гурт», что по удмуртски означает город, осталось их совсем немного. Так что пришлось отказаться от этой заманчивой идеи. Обошлись Шоколадницей.
Беззвучный лифт на этаж, тугая струя душа, свежая постель, руки вдоль невесомого тела, бессмысленный взгляд в потолок. Он слегка покачивается. Нет, это не потолок, это дорога никак не успокоится в тебе. Стемнело…. Над городом на бреющем то и дело пролетают самолёты. Шумно вроде бы, а нам нравится…. Ближе к ночи в соседний номер вернулись откуда-то подвыпившие мужики. Забубнил телевизор, зазвенели стаканы, потекли откровенные разговоры.
Ну, думаю, весёлая предстоит ночка…. Позвонил. Слышно было, как за стенкой раздался звонок. Слышимость была такая, что разговаривать с тем мужиком можно было и без телефона.
У звукотехников это называется акустическая прозрачность. Может, слова мои прозвучали как-то слишком убедительно, может, чего-то ещё, только мужик уверенно произнёс:
— Поняли, замолкаем…. Они и вправду замолчали.
Засыпая, я слышал лишь их лёгкое похрапывание. Но тут мы ещё посоревнуемся, кто может громче и разливистей. Оно, конечно, неплохо было бы поселить в этом отеле на какое-то время всех вместе: архитектурно-проектировочную интеллигенцию, строителей, да и хозяев не мешает. Пусть бы пожили по соседству. Интересно, кто кому надоел бы скорее. Жадничать при строительстве и проектировании не следует. Древняя Китайская мудрость гласит: «Жадность, первый шаг к нищете». Задумайтесь, господа. Всё у вас хорошо, кроме одного «но»….

День десятый, 14 августа 2015 г. Дорога через Урал.

Утренние сборы стараемся не растягивать – день будет не из лёгких. Впереди Пермский перевал. Город давно проснулся. Всем пора на работу. Ничуть не сожалеем, что не удалось полюбоваться на древние красоты. Пермь — промышленный город, без туристических фишек и украшений. Такими городами надо гордиться. Это они делают нашу страну сильной. Одни «Пермские моторы» чего стоят. Несмотря на ранний час, машин на улицах густо, да каких!.. Сразу видно – люди хорошо зарабатывают. Здания крупные, функциональные, гипермаркеты под стать Лафаед в Париже. Сами пермяки добродушны, белокожи, с пухлыми губами и волосами цвета выбеленной ржи.
На выезде из Перми длинная пробка – строят развязку циклопических размеров с дорожным полотном, напоминающим взлётную полосу аэродрома. Скоро, похоже, разрежут ленточку. После достаточно длительного толкания в однополоске и реверсе, выскакиваем, наконец, на простор. Зверёныш старается, как может, только не всё у него сегодня получается. Причина? В Татарстане заправились на красивой, но неизвестной заправке. Там было красиво написано про Дизель Евро-5, добавку в мощности двигателя и сохранение экологии. Вот только результат оказался противоположный. Прости, Зверёныш. Впервые у меня такое, да ещё перед перевалом. Говорил же Козьма Прудков: «Не верь глазам своим». Придётся нам как-то это пережить и выплюнуть поскорее эту негодную горючую смесь.
На Руси до революции был закон, который позволял за спитой чай в трактире безнаказанно бить полового и таскать его за чуб.
Может, как-то подумать насчёт заправок…. Я полагаю, желающие нашлись бы.
Очень скоро начались предгорья, холмы, очерченные лесом поля, шумные и быстрые речушки с каменистыми берегами и гольцами перекатов. Дорога настойчиво стремится на подъём. Порой закладывает уши. Когда мы в прошлом сезоне со студенческим однокашником Захватовым Шуриком путешествовали по Саянам, у нас в кабине «Тойоты» был высотомер от АН-2. Уши закладывает уже после 800 метров – проверено.
В горах быстро начинаешь понимать, что дорожную разметку надо соблюдать. Главное, до начала подъёма не упереться в хвост колонне фур. Но дальнобойщики народ корректный, часто сами прижимаются к обочине, уступая дорогу. Благодарим, конечно, и давим на педаль. Дальнобоям и грузовикам здесь тяжело. Они дымят на подъёмах, рычат, но карабкаются. Зимой здесь не сказка, но сейчас это одна из красивейших дорог. На вершине одного из перевалов свернули по просёлку в сторону от трассы, остановились на краю поля. Шума дороги не слышно совсем, ветер на склоне трепет разнотравье с разноцветными вкраплениями цветов, лес пахнет грибами. Греем кипяток, делаем настоящий кофе.
«Весь мир на ладони, ты счастлив и нем….» — пели мы ещё студентами песню Высоцкого из кинофильма «Вертикаль». Пели, все, представляя, а почувствовать довелось вот через сколько лет. Только было всё это будто вчера. Я даже сейчас помню, о чём мы тогда говорили….
Через сотню километров мост через известную не только на Урале реку Чусовую. Вскоре стало понятно – приближаемся к большому городу. Километров десять едем с полным эскортом машин ДПС, то есть со всех сторон Стражам тоже, наверное, забавно посмотреть на чудаков с Калининградскими номерами посреди Уральских гор. Дорога начинает постоянно идти вниз. Опять закладывает уши, как в самолёте перед посадкой.
Налево – поворот на Нижний Тагил. По придорожным кемпингам, турбазам, дачам на озёрах, становится понятно – это начало Екатеринбурга. Сибирский тракт привёл нас ровнёхонько в центр. Хотя куда же он ещё должен привести?.. Слева Исетский пруд, старые дома вперемешку с высотками. Конец дня, движение достаточно плотное, но пробок нет. Это оттого, что улицы просто какой-то необыкновенной ширины, метров под пятьдесят, да ещё с бульварами для пешеходов посредине. Под стать им, пожалуй, лишь Елисейские поля в Париже. Город планировали по-русски, с размахом. Небольшой отель, который на аглицкий манер называется «Syite», расположился на четвёртом-пятом этаже жилой многоэтажки внутри коробки жилых домов, которые укрылись от шумного проспекта имени Ленина.
Невдалеке, через улицу, памятник ещё одному пламенному революционеру Я.М. Свердлову, настоящее имя которого — Янкель Мовшович Гаухман – Свердлин, который перед революцией был обычной городской шпаной, грозой всех зажиточных евреев в городе. Он и теперь продолжает растопыренной ладонью вскинутой вверх пугать приличных людей.
Ныне акценты сменились – царская семья, Ипатиевский дом, Ганина яма. Маршруты туристические создали, глазами при разговоре о страшном событии мрачнеют, лбы надсадно морщат, а ходить продолжают по улицам названными именами цареубийц. Были же у этих улиц свои, изначальные названия. Может, пора вспомнить?.. А то как-то неприлично получается….
Ну да бог им судья…. Вернёмся в день сегодняшний, вернее вечер. По причине того, что отельчик наш спрятался в глуби жилого квартала, ночью было необыкновенно тихо. «Syite» всё же, ни дать ни взять….

День одиннадцатый, 15 августа 2015 г. Екатеринбург.

Завтрак в номер – это не так уж плохо, если это вкусно, хотя на следующее утро было наоборот. Надо ж было так случиться, что именно сегодня здесь отмечают День города. Улицы плотно перекрыты для всех авто, кроме общественного. Хорошо, что довелось нам приехать накануне, иначе ждали бы окончания праздника где-нибудь на окраине. А сегодня жадные до зрелищ жители города мечутся по центру, над плотинкой, по берегам Исетского пруда с неугомонным желанием насладиться происходящим. Много открытых сцен. На одной – поют итальянскими голосами во время одновременного бракосочетания ста пар, на другой – дети задорно отплясывают русскую, на мосту через Исеть – танцевальное шоу, посреди проспекта играют в мотобол. Это тот же самый футбол, только на мотоциклах и с большим мячом. Шумно и зрелищно, только отчего-то неазартно. Одним словом, у жаждущих глаза вразбежку.
«Хлеба и зрелищ….» — постулат, который ещё долго будет нужен обществу. Мы, к сожалению, чувствуем себя неуютно, поскольку оба не любим большого скопления людей и излишнего шума.
На пешеходной улице Вайнера (непонятно, которого из двух), тоже сутолока, суета. Неспокойно как-то….
Душе ведь требуется вылететь без суеты, взмахнуть над тихой гладью пруда или присесть рядом на лавочке, погреться на солнышке, поговорить о том, о сём. Здесь это невозможно, поскольку страшновато, видимо, душе в этом неуютном шумном месте.
Лавочка стоит на улице Малышева. Спрашиваю у сидящих поблизости – кто он, этот самый Малышев? – Никто не знает. Ольга заходит в Интернет, выясняет: революционер, даже земляк их. Время сделало своё дело — не помнит их уже никто этих самых революционеров, тем более молодое поколение.
Это свойство памяти – стирать чёрные пятна прошлого, хотя в городе излишне много революционных памятников людям в долгополых шинелях из мрамора и гранита. Вот только кто они?..
Очень уж они похожи на чехов и красных латышских стрелков, которые под революционный шумок умыкнули несчитанное количество вагонов царского золота. Всплыло оно потом, в довоенной Чехии, а после захвата страны досталось Гитлеру.
Не жизнь – шахматы, со всеми гамбитами и цейтнотами, только простому народу недоступны тонкости всей игры. Человеку дают возможность сделать всего один шаг…. Вы же не соглашаетесь с учредителями турнира, и поскольку этот ход принадлежит вам, делаете его так, как велит совесть и Бог. А что до учредителей, они пусть отдохнут….
Мы же незаметно удаляемся с шумных улиц и отправляемся в итальянскую тратторию с романтичным названием «Портофино». Войдя, сразу понимаем, что попали куда надо. Качество блюд такое, что по окончании поинтересовались, не итальянец ли у них шеф-повар? Оказывается, нет….
Вскоре нас посетило благостное настроение. Разомлели мы, не успев даже встать из-за стола. Благо, через дорогу гостиница.
В номере скоро стало тихо. Мы отдыхали, и души наши тоже. Устали они от суеты. Завтра дорога на Тюмень.

День двенадцатый, 16 августа 2015 г. Дорога на Тюмень.

Как вы думаете называется дорога, на которую мы выехали этим утром? Совершенно верно. Сибирский тракт. После городских кварталов ощущение такое, будто домой вернулись…. На трассе ведь как. Людей практически не видно, и очень скоро ловишь себя на мысли, что грузовики, фуры, джипы и жигули воспринимаешь как что-то одушевлённое, даже разговариваешь порой с ними. Ещё добрую сотню километров простираются пологие отроги Уральских гор. На одном из указателей впервые увидели надпись «Тобольск» и первые покрасневшие листья осинки у дороги. Дорожное покрытие вполне приличное, слева и справа колки и перелески, тронутые началом осени, бездонное небо с ласковым солнцем. Что ещё надо путешественнику!? Зверёныш урчит ласково — воспрянул, получив родное ЛУКойловское топливо на выезде из Екатеринбурга. Я его понимаю – нельзя скакуна кормить гнилой соломой, ему сортовой овёс нужен и ласка.
Уральские деревни крупные. Они ведь не земледельческие, а заводские. На хорошем заводе работает порой до десяти тысяч человек, а к ним ещё вспомогательные и сопутствующие. Так что стоит себе железоделательный или какой ещё завод, поставленный ещё самим Демидовым, а вокруг деревни, да не просто так, а с добротными церквями, воинскими памятниками на площадях, автостанциями. Здесь и живёт тот самый уральский мастеровой люд с золотыми руками, что описан в сказках Бажова.
Человек тот внешне прост, ничего необычного, только дела его действительно необъятны по масштабу. Особого богатства в тех деревнях не наблюдается. Дома всё больше скромные, но хозяйская рука чувствуется. Вот что впечатляет, так это размер деревень. Через одну такую ехали минут двадцать. Как вам деревенька?..
Золотистые поля вскоре выровнялись и стали шире. Значит, скоро Тюмень…. Зазвучали знакомые названия улиц: Черивишевский тракт, улица Республики…. В Тюмени мы уже были дважды. Тогда брали машину на прокат. За городом быстро нашли отель с названием «Парк-отель Прага». Под окнами – берёзовая роща, шума улицы не слышно. Это хорошо, тишины так хочется….
Отель фантастический по удобству. Номер за сорок квадратных метров, и расположено в нём всё так, как положено. Над его устройством думали, судя по всему, свежей головой, и строили руками, которые растут, откуда следует, да и денег, похоже, не жалели. Прекрасный ресторан, соответственно такая же кухня. Перед ужином для нас забронировали русскую баню с парилкой, которую делал человек, знающий в этом толк. Как парильщик с многолетним опытом могу сказать – всё здесь для того, чтобы получить настоящее удовольствие от Русской бани. Уже находясь в джакузи, понимаешь, что ещё один день удался. И вот что ещё очень важно: везде чистота, тапочки одноразовые, полотенца отглажены до хруста. Резюме всего…. Отелей видано- перевидано немало в разных частях света, только иные по прошествии недели и вспомнить не можем, а этот точно запомним навсегда, да и улыбки персонала тоже. Они всего лишь работают за заработную плату, но с какой душой они делают это.

День тринадцатый, 17 августа 2015 г. Дорога на Тобольск.

Вот и дождь с утра. Собираемся в дорогу. В Тюмени есть кое-какие дела. Заезжаем и отправляемся на Север. Навигатор не работает, идёт дождь, небо без просветов затянуто от края до края.
В продавленных за лето колеях стоит вода, постоянно срабатывает система курсовой устойчивости X-drive. Над дорогой, не опускаясь, висит пелена из водяной пыли, а у нас отличное настроение….
Ведь приключения продолжаются. Ещё раз вспоминаем «Парк-отель Прага» в Тюмени и благодарим судьбу за прекрасный вечер.
До Тобольска – пустяк, 265 километров. Не успели толком разъехаться, лишь попили кофе на краю поля, как стали появляться первые признаки «закаменной столицы Сибири». На указателях знакомые названия деревень как русских, так и татарских, даже ДПСовская стрелка стоит на том же самом месте за несколько километров до моста через Иртыш. Это она прислала мне два года назад привет через всю страну в размере одной тысячи рублей за превышение скорости. Каюсь — грешен…. Только сегодня всё не так. Электронные системы вовремя оповестили о неподкупном дозоре под кустом, и мы гордо продефилировали мимо, показав ему ровно 90 км/час.
Тобольск прекрасен в любое время года. Облик исторического центра с Кремлём, Софийским собором и Красной площадью очень точно сжился с окружающим ландшафтом. Удивительно гармонично стоит эта святыня на благословенной земле. Ремезовская колокольня белым лебедем парит среди облаков, венчая собой удивительную по красоте композицию Тобольского кремля.
Мы остановились в гостинице «Георгиевская». Номер небогатый, зато Зверёныш стоит прямо под окнами. К вечеру протяжно заскрипели въездные ворота, следом с небес упала темнота. В затихшем дворике диск луны повис над одинокой елью. Нам показалось, что находимся мы внутри неприступной крепости и недосягаемы для внешнего мира.
Удалось созвониться с Костиным Валерой, который живёт в том самом Покуре, в Ханты-Мансийском автономном округе, куда они с молодой институтской женой Валентиной поехали по распределению на три года, да так и остались там до сих пор. Валерка обрадовался. Как мне показалось, он поверил в нашу решительность и понял, что мы действительно доедем до Покура. Пора изучать маршрут, чтобы и дальше жить «километрами, а не квадратными метрами….». Завтра поколесим по Тобольску, отправимся в Уват. Всё лучшее у нас всё равно ещё впереди….

День четырнадцатый, 18 августа 2015 г.
Тобольск. Дорога на Уват.

В Тобольске повезло, несмотря на летние каникулы, попали в институт. Спасибо добросердечным строителям и охране.
И вот я опять ступаю по чугунным ступеням лестницы, нахожу знакомые углы, к которым прикасался много лет назад. Только не могу сказать, так как принято в этих случаях: «Всё было, как вчера….». Потому что давно это было….
Третий этаж, гулкая тишина сводчатого коридора, та же дверная ручка, те же овальные стёкла в двери….
Видятся мне сейчас два человека одновременно. Один тот, что много лет назад ранним утром, когда ещё нет никого на этаже, открывает тяжёлым ключом дверь с табличкой № 35 и надписью «Лаборатория спектрального анализа», а другой, что много лет спустя стоит сейчас перед этой самой дверью. Он бы рад сегодня открыть её, только это уже невозможно…. Дверь закрыта. Странно, но оба этих человека – я сам…. Сложные ощущения испытываешь от возвращения в прошлое….
Тобольск – город, состоящий из двух частей. «Нагорной», с новыми микрорайонами, новостройками, гипермаркетами, и «подгорной», со старыми деревянными домами, ровесниками века, полуразрушенными купеческими особняками, церквями, зданием, где во время ссылки проживал Николай Второй с семьёй, откуда его увезли в Ипатиевский дом в Екатеринбурге.
В этих разных частях время течёт по-разному. На горе оно, не оглядываясь, убежало куда-то вперёд, а под горой, пожалуй, не остановилось, просто замерло. Некуда ему здесь спешить. В этих старых домах, как и прежде, живут люди. Ресторан «Иртыш», где я «лабухом» начинал свою музыкальную карьеру, восстанавливают. Храмы, уверенно обретая былое величие и строгое великолепие, возвращают улицам штрихи далёкого прошлого. Жаль, что от нашего общежития на ул. Мира 18 осталась всего одна стена, но её тоже зачем-то заботливо накрыли. Может, когда-нибудь тоже надумают реставрировать?.. А если решат это делать, пусть позовут нас. Много ценного и интересного сможем мы рассказать об этих стенах. Память сохранила всё о том, как был устроен каждый укромный уголок, ступенька или подоконник.
Чего не достаёт нынешнему Тобольску, так это речного вокзала. Река и берег выглядят без него непривычно пусто.
Не стало белоснежных теплоходов, чумазых речных буксиров, ОМиков, «Ракет», «Метеоров, но это не беда. Осталось главное – наша память. Её тоже надо бережно хранить, чтобы хоть иногда согреть душу, если ей вдруг станет холодно…..
Уже на выезде останавливаемся на парковке рядом с супермаркетом «Жемчужиной Сибири», где разметка выполнена с помощью резиновых балабашек, эдаких продолговатых резиновых брусочков. Зачем?.. Первый раз такое вижу.
После посещения торгового центра ностальгический налёт от посещения подгорной части моментально испаряется. Жизнь не может стоять на месте. Ей надобно бурлить, искриться от яркого света, наслаждаться собой…. Когда-нибудь и нынешнее время люди станут вспоминать с ностальгической истомой в сердце. Это — закон нашего с вами развития. Его никто не в силах отменить.
Перед развязкой на трассе Север заправляемся на любимом ЛУКе. Пистолет от ДТ течёт. Оно, конечно, пустяк, но пусть все неприятности будут таковы. Серое извилистое полотно опять перед капотом Зверёныша. Интересно может ли путешественник пресытиться дорогой? К вечеру после какого-нибудь длительного переезда кажется, что – да. Только наступает утро, ты, отдохнувший, сытый, слышишь ровный звук мотора, чувствуешь под руками упругую кожу руля, и тебя опять тянет в дорогу…. Справа — железнодорожная станция Тобольск. Студентами мы хорошо помнили расположение и нумерацию путей и веток, знали по именам всех машинистов маневровых тягачей, бригадиров, путейных мастеров, а ещё устройство вагонов и правила их разгрузки. Очень ловко у нас получалась разгрузка, особенно медикаментов: объём большой, вес маленький, а платили больше чем за всё остальное, даже уголь.
На станции с матерью и братьями жил Захватов Шурик. У нас тогда при виде дома, где они жили, со временем выработался рефлекс слюноотделения, поскольку в этом доме всегда досыта кормили. Тогда это было совсем немаловажно.
Знакомые речки, мосты, деревни, вот поворот на пионерский лагерь…. Дорога до Увата вполне сносная, только сильно продавлены колеи большаками. Вот уже и поворот на Горнослинкино, следом Туртас. Привет тебе от Жанны Агузаровой. Она отсюда родом, только почему-то никому в этом не сознаётся. Может звёзды не велят….
Уват по устройству своему чем-то похож на Париж, который разделен пополам Сеной. Только здесь водная преграда куда серьезнее – Иртыш. Чтобы поддерживать непрерывный грузопоток на переправе, через него непрерывно работают три парома. Паром в своём устройстве достаточно прост. Это всего-навсего плоскодонная баржа на 10-15 автомобилей с подъёмной аппарельной доской впереди, а позади, упёршийся в корму на жёсткой сцепке буксирный толкач.
Недолго стоим в очереди. Подъехал четырехосный грузовик, гружённый доверху песком. Неужели тоже на паром, подумали мы? Оказалось, что да…. Когда он въехал, баржа беззвучно присела и начала угрожающе покачиваться. У водителей легковых свои пристрастия: одни въезжают, как обычно, передом, другие, не глядя, влетают задом. Нам очередь выпала въезжать последними. Под колёсами заскрипел мокрый песок вперемешку с галькой. Устраиваемся на наш взгляд не совсем уверенно, потому что задние колёса Зверёныша остались висеть на подъемной аппарели. Всё бы ничего, только на средине Иртыша грузовик зачем-то стал пятиться, видимо устраивался поудобнее. Горизонт тревожно качнулся, вода нервно зашлёпала по бортам посудины. Мы притихли…, а все остальные, похоже, ничего даже и не заметили.
Сибиряки остались верны себе. Встречали нас копчёным осетром метровой длины, чёрной икрой и патанкой из стерляди.
Только этого им, похоже, было недостаточно. Вечером завалили медведя…. Такова правда Сибирской жизни. Серьезные они ребята, скажу я вам. Здесь в Европе, мы уже измучены этой самой толерантностью или повышенной любовью к дивану не как к объекту, где следует заниматься совместной с противоположным полом соответствующей аэробикой, а как к месту, где отдыхает располневшая мужская задница и выпавший между ног живот.
Радует, что жива Сибирь. Должен же где-то сохраняться достойный мужской генофонд России.
С удовольствием проживаем вечер по сибирскому сценарию: баня, выход из бани в ночную прохладу, стол уже практически накрыт, но не до конца. В то время, пока наши разгорячённые тела приходят в себя, раскинувшись на прохладных простынях, а отстранённые мысли лениво перекатываются в совершенно пустой голове, на кухне обязательно что-то будет позванивать: нож непременно должен выбивать дробь по разделочной доске, на плите что-нибудь должно слегка шипеть, чтобы потом одной волной распространиться по дому головокружительным ароматом кухни. Наше возвращение в сознание происходит посредством вкусовых рецепторов. Начинаешь облизывать губы и сглатывать слюну.
Всё…, пора за стол….
Позже сидим на деревянном крылечке с Сергеем. За изгородью – картофельное поле, с краю – баня, полоска синего неба ещё алеет на закате, а небо уже утыкано яркими звёздами. Неспешный разговор за жизнь вполголоса, в вольере ворочается Харт – помесь сибирской лайки и волка. Спросите как?.. Всё очень просто — инстинкт сохранения рода. Когда у сучки течка, волк её никогда не тронет. Любовь, знаете ли…. Зато родившиеся щенята, вырастая, становятся умными, хитрыми и преданными представителями совершенно эксклюзивной породы.
Мы с Хартом не виделись два года. И что вы думаете?.. Не будучи излишне приветливым к гостям, он на мгновение насторожился, когда мы вошли, но в следующий миг его клыкастая пасть растянулась в блаженной собачьей улыбке. Стало понятно — узнал…. Голова его удивлённо отстранилась назад, уши поднялись торчком, хвост заметался приветливым веером. Совсем на него это не похоже….

День пятнадцатый – шестнадцатый, 19 -20 августа 2015 г.
Уват – Красный Яр — Уват.

От Увата до Красного Яра 41 километр. Асфальт вскоре закончился. Недавние дожди превратили дорогу в кисель из глины вперемешку с камнями. Зверёныш успешно справляется с поставленной задачей, лишь краем глаза вижу, как практически постоянно мигает жёлтый глаз датчика курсовой устойчивости
X-Drive.
Едем с сестрой, которую тоже зовут Ольга. Едем навстречу нашему детству, которое прошло в Красном Яре.
Дорога настолько хорошо врезалась в память, что возникает ощущение, будто ехал по ней на прошлой неделе, не далее.
Вот мост с названием «Пьяный». Звать его так стали с тех пор как, ещё в середине прошлого века на крутом повороте к нему перевернулась машина со спиртом. Чуть дальше Арбузовое озеро? Неужели и арбузы тоже?.. Спускаемся из кедровника вниз – мост через речку Алымку. Интересно, какая связь между названием речки и любимой фрейлиной императрицы Елизаветы Алымочкой?
В низине, напротив деревни Сергеевка, как и десятки лет назад – непролазная лужа. Чавкаем по жиже, местами ползём на брюхе, но блокировку колёс не включаем — значит не всё так плохо. Мальцевский тракт на Красный Яр остаётся слева. Мы едем мимо трёх домов деревни Глядяны, на кладбище, которое раньше почему-то называли Городище. Сейчас уже не знаю. Надо побывать на могилах родителей, родных и близких.
Обратно, в объезд болота, отправляемся в Красный Яр. Поляна вдоль косогора заросла молодым березняком, дорогу не узнать, лишь озёра и протоки остались на старых местах без изменения, да старыё почерневшие берёзы вдоль края горы.
Время над ними не властно. Они уже не растут, но и не стареют. Стою напротив…. Мы с ними долго смотрим друг на друга. Я узнаю каждую. Их узловатые стволы, развилки, наросты… Они тоже смотрят на меня. Может так же, как и я узнали?..
Нас встречают родственники – сестра Татьяна с мужем Сашей, которого Сергей почему-то зовёт Жора…. Сегодня яблочный спас. Те, кто не за рулём, разговелись кагором.
Времени не так уж и много, а выслушать деревенские новости хочется.
Красный Яр изменился: большая новая школа под красной крышей, много новых домов, а те, что сохранились, оказывается совсем не такие как в нашей памяти. Вот и дедушкин дом – он такой маленький. Тогда он был гораздо больше. Дедушка строил его, когда ему было 72 года. Такие вот старики тогда были.
Не такое это простое занятие возвращаться в прошлое…. Ушло оно навсегда. Не надо его смаковать, ретушировать или украшать. Его надо просто помнить таким, какое оно было, и дорожить этим.
Возвращаемся обратно в Уват, рассекая кисельную жижу дороги. Остаток дня отмываю Зверёныша. Всё остальное время купаемся в обыденности сибирской жизни. Ближе к вечеру пошли прогуляться. В центре, напротив Дома Культуры, есть одно забавное место. Здесь, уже десятиклассником, будучи на соревнованиях по лыжам, отправился я вечером на танцы. По окончании которых, группа приличных вроде бы парней, в свете фонаря попросила меня показать лицо – знаком, говорят….
Ну, я дурачок, наивно вытянул шею, подставив лицо под свет фонаря, как тут же получил удар в левую челюсть. Хороший урок получился, на всю жизнь…. Сейчас всё это смешно, тогда, правда, было не очень, но гонку на 10 км я тогда всё-таки выиграл.
Сибиряки, что живут на хантыйском мысу, продолжают удивлять…. Промышляют в тайге зверьё и птицу, едят строганину, ходят на медведя, а посуду моют в посудомоечной машине. Да это что! Светом в люстре и шторами управляют при помощи пульта.
Для телевидения им одного спутника тоже мало, надо чтоб было два. Прозапас, видимо…. Ещё у них огромный спортивный комплекс с бассейном и всем остальным, биатлонный центр, один из лучших в России. По воскресеньям они ходят в церковь, ездят на выставки собак и просто прогуляться по Тюмени. Они так живут.
У них так принято.
Мы же отдыхаем и собираемся в дорогу. К осени все нормальные птицы летят на юг, одни мы – на Север.

День восемнадцатый, 21 августа 2015 г. Дорога на Север.

Из Увата отправляемся рано. Успеваем на первый паром. Над водой плавают куски утреннего тумана, солнце встаёт из-за горы. Какая она трасса Р-404? Ещё в Советске, перед выездом, когда изучал легенду маршрута, прочитал в Интернете огромное количество отзывов о трассе. И вот что интересно: все с жуткими, просто устрашающими отзывами. Ни одного положительного.
Все писали только о сдвинутых дорожных плитах, промоинах и провалах. С долей тревоги поворачиваем возле гостиницы биатлонного центра налево и выезжаем на трассу. Сразу на подходе к 100 км/час почувствовалась вибрация – колёса сильно разбалансированы. Причина понятна – вчерашняя езда по бездорожью. Глину изнутри дисков смыть не удалось даже керхером, за ночь она окончательно присохла…. Попробовал резкое ускорение и торможение. Бывает, помогает, но сегодня бесполезно. Останавливаемся на первой попавшейся стоянке, нахожу нетолстый осколок ломаной доски от ящика с фруктами, несколько раз переезжаю, но отскребаю диски от глины.
Трогаемся…. С надеждой давлю на газ – 140, 160 км/час – вибрации нет, хоть ставь стакан с водой на панель. Дорожное покрытие такое, что на материке ещё поискать.
Ждём, когда же начнутся дорожные трудности? Проехали 100 км, а они всё никак не начинаются. Недоезжая Салыма обнаружился кусок, километров семь, с плитами и стыками. Фуры, да и все остальные притихли, ползли, выстроившись в колбасу длиной километра два. Обгонять по одной – бесполезно, дистанции между машинами нет. Смотрю, вдоль левой канавы ровненько так, широко, правда, грязновато. Это же не встречка, думаю, это левее. Так что не считается. Резко выворачиваю руль…. Зверёныш обрадовался, замигало око X-Drive, и мы за минут десять объехали всю колонну. Грязь летела над капотом и крышей, пару раз стягивало в кювет, но нам это понравилось. Встречные были, только они проходили правее. Больше делать такое никому почему-то не захотелось. Они потом в Интернете страшилки писать будут. Плиты вскоре закончились, поскольку их просто снимают и взамен кладут нормальный асфальт. На карте и навигаторе между Уватом и Нефтеюганском огромное зелёное пятно, а наяву куски высохших болот сменяются тайгой, потом глубокими падями с речушками на дне. Много мостов, и почти на каждом ДПСный радар….
Ни радио, ни мобильной связи нет, а радары есть. Вот те раз…. Присмотрелся, и вижу — да это же чучело радара. Давайте всё же, учитывая дикую местность, называть вещи своими именами.
У чучела ведь что? — Сверху всё как надо, а внутри – ничего, тряпьё одно…. Так и здесь. Сверху радар, а внутри его опилки.
Трасса идёт, конечно, по безлюдным местам, но постоянно встречается много тяжёлой техники, самосвалов. Рабочие всё что-то, выравнивают на дороге, засыпают, прикатывают, асфальтируют, строят новые мосты. Живут, они, по-видимому, тоже здесь.
На некотором удалении целый городок из вагончиков. Однако мы не одиноки – слева от нас железная дорога. То мы гусеницу с цистернами обгоняем, то он нас, то встречный состав проплывает мимо. В основном все – грузовые.
А вот и настоящий радар. Возле него обязательно будет стоять какой-нибудь неприметный автомобиль или микроавтобус. Примета – увидел на безлюдной дороге одиноко стоящий неприметный транспорт – притормози. Это оно самое….
А охраняют это устройство потому, чтобы никто не смел покуситься на бдительное око и украсть его вместе с потрохами. Народ здесь суров, у него точно – «не заржавеет».
После того как проехали развилку Пыть-Ях, эфир начал оживать — появилась первая радиостанция. Наш хвалёный Билайн начал подавать признаки жизни лишь на подъезде к Нефтеюганску. Сам город проезжаем по краю. Видим ярко раскрашенные дома, а до него и после постоянные ответвления к насосным, нефтеперекачивающим станциям, нефтехранилищам. Указатели к ним на языке букв, понятном лишь местным и специалистам.
Если бы нас спросили, какое первое отличие этой дороги от всех остальных? Мы ответили бы, не задумываясь, – цвет леса. Здесь уже вовсю хозяйничает осень. Осинки покраснели, ярко пожелтели берёзы, а вот хвоя, напротив, стала совсем густо-зелёного цвета.
По указателям – до Сургута около 50 км. Едем через какие-то дамбы и мосты через притоки Оби. Везде по берегам рыбаки.
Очень, скажу я вам, уважает местный народ рыбалку и не любит диваны. Нормальному мужику, ему чего? Ему простор подай, промысел. Поскольку он добытчик от природы….
Ещё издалека, перед Сургутом, стали видны опоры вантового моста через Обь. Название города знаете откуда? От немцев, вернее от хантов и манси, которые столетия назад, несли пушнину в немецкую факторию, что располагалась на месте нынешнего города. Довольный немец говорил, естественно – «sehr gut», ханты понимали это по-своему, но родившийся на этом месте город называется нынче не иначе, как Сургут. Всё просто – ищите историю в именах и названиях. С другой стороны, если подумать, какая же силища заключена в деньгах. Надо же было этому бюргеру из Кёльна или Кенигсберга забраться в такую даль…. Даже по нынешним меркам — далеко, а в то время это была совсем другая планета. Кроме того, товар надо было ещё доставить в Европу. Дорога, разбойники и всё прочее. Да, всемогущ золотой телец…. Второй раз немцы появились здесь в войну. Их подводная лодка тогда заходила в Обь с целью разведки. Ханты ее, конечно, увидели. «Большой налим вынырнул. Из него, однако, даже люди вышли», — рассказывали они потом. На том тогда всё и закончилось. Владеть и держать под контролем такие пространства могут только сильные люди. Немцам это точно не под силу. У них тогда солярка на подходе к Москве замерзла, что тут говорить о Сибири.
Логика проста. Если к нам с торговыми делами или в гости – это, пожалуйста. А вот по другому – никак….
На подъезде к вантовому мосту роскошная заправка ЛУК – большая, удобная, с хорошим магазином, чистыми и заряженными туалетами, без подтекающих пистолетов, а главное, с великолепным проверенным топливом. Уроки надо помнить….
Километр, и мы в буквальном смысле плывём по асфальту вантового моста в стальном кружеве тросов. Я никогда не был поклонником технопейзажей, но этот мост зачаровывает пропорциями, повторяющейся геометрией линий и абсолютной симметрией. Внизу – Обь во всей необузданной красе и силе.
Проехать город получилось достаточно легко, а вот уже на выезде огромная развязка с невнятными указателями, отчего уехали не в ту сторону. Пришлось возвращаться. Эх…, если б можно было в жизни так же легко вернуться назад и исправить ошибку. Отнюдь, эта дорога в одном направлении. Так что не совершайте в жизни непоправимых ошибок….
Слева и справа от дороги тундра конца лета и начала осени. Мох-ягель, то желтеет целыми островами, то меняет цвет на мраморный. Всё это оттеняется коричневыми и серыми тонами вымокшего торфа, зеленью карликовых сосёнок по пояс и необычно большим небом.
До сих пор часто думаю – в чём же заключена такая удивительная и таинственная сила этих простых линий ландшафта, раскрашенных в привычные нашему глазу цвета и оттенки. По отдельности все просто и понятно, даже обыденно. Но когда всё вместе!..
Переезжаем небольшую протоку, за ней – высохшее болото. В один миг всё поменялось. До горизонта — зловещая картина сухой пади, с корявыми засохшими сосёнками. Кстати, тундра и болото, это совсем не одно и то же.
На большом круговом разъезде посредине изображёна белка. Это город Лангепас. В переводе с хантыйского – «беличье угодье». Городу-то всего лет пятьдесят с чем-то.
До Северо-Покурского месторождения, где нам надо найти поворот к парому, 30-35 километров. Находим не сразу, позвонить Костину невозможно, Билайн опять умер. Ничего. Кого-то остановили, спросили…. Надо отметить, что об этой тайной тропе знают далеко не все. Свернули на месторождение. Первого встречного спрашиваем: «Туда на паром?» Он утвердительно мотает головой. Подъезжаем к шлагбауму. Здесь всё серьёзно: охрана, рации, позывные, овчарка внимательно смотрит. Дорога, что уложена плитами, вскоре закончилась. Дальше пошла грунтовка с песчаными языками и продавленными колеями. Ура! Появилась связь. Звоню Костину. Как проехать, он знает наизусть. Дорога вскоре стала песчаной, как в пустыне, и пошла вниз. Сквозь кусты замелькала река, ещё немного, и мы выехали на пологий берег Оби. Всё, господа, дороги дальше нет, ни хорошей, ни плохой – кончилась вся. Дальше – вода….
Ближе к спуску стоят несколько машин. Паром, или как здесь его ласково называют «аппарелька», будет через три часа. Солнце ещё во второй половине дня, а мы отмахали уже почти семьсот километров. Неплохо….
Обедаем на берегу реки – банка тунца из магазина «Квартал» города Советска, помидоры и огурцы из Увата, кофе из Италии, чёрный шоколад из Петербурга. Очень, скажу я вам, приятный обед получилась. У хорошей хозяйки всегда всё получается и ладно, и красиво, и вкусно. После обеда – отдых.
Проснулся, смотрю одним глазом…. К реке периодически на всех видах авто подъезжают рыбаки и рыбачки. К слову сказать, слабый пол управляется со снастью, ещё ловчее, чем иные мужчины. Постоят они на берегу, покидают полчаса спиннинг и уезжают, а им на смену уже другие спешат, за ними ещё….
Не клюёт, думаю, понятное дело. Ветер, наверное, не тот или давление. У всех рыбаков песня одна. Однако решил прогуляться – удовлетворить любопытство. Рыбаки от нас на отдалении метров сто. Подошёл, смотрю, а у каждого едва не полное ведро рыбы.
— Как рыбалка? – спрашиваю у розовощекой женщины.
Она тут же расплылась в улыбке.
— Не очень, — говорит. — Вчера трёх муксунов взяла, а сегодня только одного. Зато судак нынче весёлый.
Это как весёлый? – спрашиваю.
-Да берёт весело потому что.
А сама опять улыбается.
— Так вы что, каждый день ездите на рыбалку? — не отступаю я.
— Конечно…. Приедем, рыбки наловим на ужин, да и домой. А вам судачка на ушицу не дать?..
— Спасибо, мы в гости едем.
— А к кому?
— К Костину, в Покур….
— Хорошей вам дороги. Привет передавайте.
— От кого?
— От Маши из техучастка.
Поблагодарил я улыбчивую за беседу, попрощался и пошёл машине. А у самого ощущение такое, будто чистой водицы напился, а всего-то с человеком на ходу несколькими словами перекинулся.
Ждём прибытия аппарельки…. Пришла она ровно по расписанию. Аппарелька — такой же паром, как и в Увате, только побольше. Из Нижневартовска (местные его называют просто – Вартовск), подъехал жёлтый ПАЗик. Пассажиры вышли, автобус, завывая, ловко проскочил задним ходом сквозь створ баржи и устроился в конце. Следом за ним начали упресовываться все остальные, в том числе и мы. Рядом подошла ещё одна аппарелька. На ней какие-то буровые приспособления, тягачи, вагончики, походный скарб.
Стоило барже приткнуться к берегу носом и опустить траповую доску, как тут же вся эта техника ожила, заворчала, пуская сизый дым. КАМАЗу с вагончиком тяжелее всех. Он осторожно съехал, потом пошёл на подъём и вскоре начал пробуксовывать. Всем стало понятно – не осилит. К нему тут же задним ходом спустился Урал, зацепил его тросом, и вся эта сцепка, низко рыча, поползла в гору. Никто не кричал, не бегал, некоторые на происходящее даже не обратили внимания и не обернулись. Через пятнадцать минут вся эта разномастная колонна скрылась. Шкипер тут же достал удочку, поправил насадку, поплевал и закинул….
Наша аппарелька отвалила. Стало непривычно тихо…. Однако мы не стоим на месте – двигаемся…. Движение это происходит как бы само по себе. У нас давно уже сложился рефлекс: если машина двигается, то должно трясти, а тут всё происходит беззвучно.
Берега Ватинской протоки разбежались в стороны. Ширина её невелика, что-то около километра, а Ватинская она потому, что рядом деревня с названием Вата. Выходим в Обь. Берега быстро сделались узкой полоской. Ширина реки здесь километра три.
Так наше путешествие обрело какое-то совершенно новое качество.
На пароме нас встретила дочка Валеры – Оксана. Когда уже из Оби входили в Покурскую губу, день незаметно спрятался за цепочкой деревьев на берегу. Стало темнеть, и вскоре ночь проворно поглотила пространство вокруг, оставив впереди по курсу несколько едва заметных огоньков. Это Покур….
На берег съезжаем уже в свете корабельного прожектора, недолго перемалываем песок и вскоре выезжаем на плиты. Десять минут, и вот она — конечная точка нашего путешествия!.. Мотор затих.
В возникшей тишине стало отчётливо слышно каждое слово.
Нас встречают…. Давненько мы не виделись с Костиным…. Страшно сказать – 43 года. Тогда был июль 1972 года…. Позади институт, впереди новая жизнь. Мы так торопились начать её поскорее….
У русского человека, тем более сибиряка, встреча начинается с настоящего стола, со стерляжьей ухой, присоленной нельмой в лимонном маринаде, чёрной икрой ложками и разговорами, разговорами….
На дворе ночь, на небе ни звёздочки, а нам как раз приспело в баню. Свежий веник, пар такой, что дверь нараспашку, а после опять застолье. Мы слишком долго не виделись. Так хочется сказать всё сразу…. Ночь всё равно пришла. После бани так хорошо спится.

День восемнадцатый, 22 августа 2015 г. Покур.

Утром следующего дня я обнаружил, что мои дорожные джинсы проносились на коленях, причём обе штанины сразу. Никакого искусственного старения не потребовалось, 5200 километров, и всё в порядке. Произошедшее напомнило нам забытый и затерянный на просторах страны Тамбовский хор, из кинофильма «Забытая мелодия для флейты». Смеёмся сами над собой….
Неспешный завтрак, за которым, сами понимаете опять воспоминания и разговоры, разговоры…. О том, что было ещё вчера, неделю назад, и конечно тогда, в 70-е.
Меняется ли с годами человек? – Однозначно отвечу. Да.
В первую очередь внешне. Даже новые привычки появляются, продиктованные обстоятельствами, другими становятся взгляды на происходящее, интонации в голосе и много чего ещё. Неименной остаётся суть человека.
Слушаю сейчас Валеру, и если закрою глаза, то вижу Тобольск, общежитие на Мира 18 или городской ДК, где нам после танцев кулаками приходилось доказывать «свою правду», а ещё шум спортзала, кирпичный завод или какой-то ответственный концерт, где они с Шуриком Захватовым размахивая картонными молотами, изображали пролетарскую экспрессию. Сейчас смешно….
Только отчего же тот, в сравнении со всей жизнью, невеликий отрезок заключил в себя столько событий, эмоций, жизненных переживаний и почему они нам так дороги?
А он всё тот же мой друг — Валера Костин…. Над человеком время властно, над сутью его – нет.
Закончив, наконец, с завтраком, отправляемся на обзорную экскурсию по поселению. Именно так называется Покур, поскольку основали его не по своей воле ссыльные, которых выкинули с арестантской баржи на диком берегу притока Оби, дали кое-какой инструмент и приказали строить поселение. Место это здесь до сих пор называют «пятидворка»: пять небольших домов с печкой посредине. В каждом доме жили по восемь семей ссыльного люду. Ссылка по замыслу вождей была можно сказать санаторием в отличие настоящей зоны, а по существу, мало чем отличалась, разве что на зоне сидели отдельно, а на поселении всей семьёй.
Вот в один из этих домиков в 1972 году и поселили молодых педагогов — Костина Валеру и его молодую жену Валентину. По распределению, заметьте, а не по приговору.
Валентина вспоминает:
— Приду после школы, поставлю портфель, и плачу.
-Это, — говорит, — было у меня своего рода ежедневным моционом. Наплачусь, — продолжает она, — затоплю печку, а она не топится, тетради проверять надо, а свет уже отключили. Валера сразу после уроков то на рыбалке, то на охоте, поскольку молодой семье тоже есть хочется.
— Почему остались, не уехали? – спрашиваем, а они пожимают плечами. — Так получилось, — говорят…. — Теперь всё хорошо – большая квартира с высокими потолками и центральным отоплением, под окнами баня, гараж, огород. Дети давно выросли, а «пятидворки» вспоминают до сих пор.
Почему поселение называется Покур? Неизвестно.
Говорят, что в этой глуши раньше всех появился скит старца, звали которого Фокур. Время меняет всё, даже названия, на то оно и время.
От телефонной связи мы сегодня отдыхаем, телефоны молчат. Билайн закончился ещё вчера, после погрузки на аппарельку.
В отличие от нас, у всех остальных всё работает безупречно.
Всё происходящее в поселении и вокруг находится под неусыпным вниманием нынешних поселенцев. Стоило сегодня Костину не выйти на реку по причине приезда гостей, как всё утро звонил мобильный. Вопрос у всех один: « Почему не на рыбалке?»
Вскоре ещё звонок:
— Чья-то лодка сейчас прошла по протоке, похоже, не местная?
-Нет, — отвечают ему, — это Мишка.
На том конце не унимаются, говорят, что у Мишки жёлтой полосы на боку лодки нет. Проходит пара минут, ещё звонок, видно разобрались, кто это, и успокоились, что свой. Это как у хорошей хозяйки на кухне: всё должно быть на своих местах, и никак иначе.
Природа здесь близко. Понимаешь это, когда слушаешь разговоры о том, как на прошлой неделе, в субботу, медведь несколько раз заглядывал в окно бани, когда там мылась соседка, которая, впрочем, оказалась не из робкого десятка.
— Пусть бы только сунулся за порог, – скороговоркой говорила она.- Быстро бы получил тазиком по носу. Медведю, ему ведь как мужику, надо главное успеть сразу дать в нос. Я уже пробовала, — добавила она.
Я про себя подумал: «Интересно кому? Мужику или медведю?»
Переспросить не успел – пошли сокрушения по поводу вытоптанного огорода и съеденного гороха.
Правда, к какой-то речке или протоке за ягодами и шишкой решено было пока не ездить. Там поселилась медведица с медвежатами, которая два дня назад разогнала ребятишек, которые колотили шишку. Еле унесли ноги…. Пацаны были раздосадованы не тем, что пришлось бросить шишки и орехи, а тем, что не удалось сделать сэлфи с медведем. Такая вот нынче ребятня….
Впрочем, всех лениво успокоил Костин. Он безразлично махнул рукой и заметил:
— Медведи эти «проходящие», и давно их там уже нет…. Интересно, какие они, эти «проходящие» медведи, и почему они не опасные? Получается, они путешественники, как и мы.
Нам всё нравится, всё интересно, необычно. Здесь среди домов, пощипывая траву, разгуливают лошади, и никто не знает, чьи они? Все здороваются, даже, пожалуй, больше приветствуют один другого незначительным кивком головы, что похоже на взаимоотношения внутри большой семьи, сдержанные и тёплые. Они такие же, как и мы, но они такие другие, эти люди большой Сибири….

День девятнадцатый, 23 августа 2015 г. Покур – Уват.

В семь утра заезжаем на знакомую нам аппарельку, устраиваемся у левого борта. Мне не сидится, я пошёл бродить по парому. Вдоль бортов с носа до кормы и обратно, потом на буксир-толкач. Там, кстати, и туалет. По-флотски аскетично, но зато надёжно.
Над водой плывут куски утреннего тумана, солнце узкой полоской пытается пробиться сквозь тучи на горизонте. На пароме, похоже, все знают, кто мы такие и зачем здесь. Совершенно незнакомые люди разговаривают о погоде, каких житейских пустяках, заодно спрашивают, как там у нас? Им тоже, наверное, интересно. Вот парень начинает разговор о машинах, спрашивает, как ведёт себя БМВ на таком перегоне. Живая для любого мужика тема и вечная, как погода. Осень сюда уже пришла – берег зазолотился. Лишь кое-где ещё остался нетронутым зелёный цвет. Несмотря на довольно ранний час, по реке снуют лодки с неугомонными рыбаками, возле избушки на берегу догорает костёр. Дым, извиваясь, поднимается вверх. Хорошая примета – погода будет….
Вот и закончилось наше очередное речное путешествие. Железо трапа упёрлось в мокрый песок, ворча моторами, задвигались машины, устремляясь одна за другой на берег. Здесь нам всё знакомо – грунтовка, плиты, шлагбаум с охранниками и их невозмутимой собакой. Останавливают каждого, сверяют что-то по рации и только потом поднимают полосатого стража. Несколько километров, и вот она, наша дорога к дому. Первый на пути – Сургут. Жаль, не удалось нам осуществить более сложный маршрут. Хотели мы, чего греха таить, доехать до Салехарда, загрузиться на какой-нибудь ледокол или корабль ледового класса и по Северному Морскому пути дойти до Мурманска или Архангельска, а оттуда уже на Советск, через Карелию. Только летом по автомобильной дороге до Салехарда не доехать. Дороги той просто нет. Есть только зимник. Надо будет по возвращению лучше проработать этот маршрут, только это точно будет «Тамбовский хор».
После Нефтеюганска нам встретился лось. Мы шли на небольшой подъём, а он стоял у края дороги, гордый, не — испуганный, на длинных нескладных ногах. Затормозили, чтобы лучше его разглядеть…. Он тоже внимательно посмотрел в нашу сторону, гордо перешёл дорогу и растворился в мелком березняке.
Мне почему-то вспомнился слон на длинных ногах Сальвадора Дали, в дворике дома, где жила Гала. Почему?.. Есть между ними какое-то фантастическое сходство. Только там фантазия непростого мозга Дали, а здесь природы. Добрая примета, похоже.
От этого на душе вдруг стало сразу тепло и тихо….
Дороги по всей России внешне похожи одна на другую, только у каждой свой характер, и привычки тоже и порядки.
Дороги есть парадные — для удовольствия, есть позабытые и никому ненужные… Люди тоже похожи на дороги. Есть рабочие, без которых жизнь представить невозможно
На северных дорогах часто встречаются отмороженные экземпляры, да ко всему ещё смелые, а это опасное сочетание.
Возле Салыма это подтверждается. Большая авария – пять искорёженных машин, плюс американский тягач, длинный как гусеница с ободранным боком. Пробка растянулась не на один десяток километров. Хорошо, что вроде бы никто не погиб.
Нам повезло – мы в начале колонны. Встречные с завистью смотрят на нас. Мы еле-еле, но едем, а им неизвестно, сколько ещё стоять.
Не доезжая до Увата, сворачиваем по указателю в направлении д. Солянка, едем до развилки, дорога заканчивается.
Перед нами одинокие остатки Юровской церкви. Села Юровского больше нет. Здесь родился мой брат Гена в 1948 году. В этой церкви бабушка его крестила. Я вдруг вспомнил эту церковь коротким, словно вспышка света, обрывком из детской памяти.
Я когда-то был здесь. Только время не любит хранить прошлое….
А церковь не умерла, она всё ещё живёт своими воспоминаниями. Ей сейчас, наверное, одиноко стоять среди умершего села. Однако земля опять становится нужна людям…. Так что не ровен час, вернутся они сюда и услышат однажды звон колокола, который позовёт их к заутренней….
Какой-то нерв обнажился от этой встречи. Мы постояли, потом развернулись и вернулись на трассу, после долго молчали.
Вот уже и привычная переправа через Иртыш, пустеющие к вечеру улочки Увата…. Ольга и Сергей давно ждут. Харт, перебирая лапами, тоже не находит себе места от радости. От земли тянет холодом, полок в бане сухой и белый…. Ковш негромко громыхнул в ведре с водой, каменка нетерпеливо выдохнула горячий пар….

День двадцатый, 24 августа 2015 г. Уват – Пермь.

Замахнулись мы сегодня, конечно, посерьёзному. Впереди 1150 километров через Тюмень, Екатеринбург, Пермский перевал, Пермь. До Тюмени едем вместе с Ольгой и Викой.
Завтра они улетают в Евпаторию. Собрались за один вечер, даже отель успели забронировать. Надо же, скорые какие!.. Видно время теперь такое, скорое….
В Тюмени пришлось сойти с маршрута. Электронные мозги навигатора нам этого не простили, и в отместку долго водили по второстепенным улицам столицы нефтяного и газового края, пока мы случайно не увидели неприметный указатель – Екатеринбург. Теперь мы как ищейка, которая взяла след, не упустим его. Электронный мозг повозмущался некоторое время нашим самоуправством, но вскоре затих.
Успех дальней поездки во многом зависит от способности долго находиться за рулём, знания маршрута и удачи. Ещё надо суметь в кажущемся однообразии движения, найти гармонию, как в музыке. Ноты ведь не ставят, как попало. В их построении есть свои законы – смысл каждого звука, тона, полутона, темпоритмы, как и у дороги. Надо всего лишь – научиться слышать всё это…. Шум мотора, ускорение на подъёме, обгон, ещё обгон, полотно дороги спешит навстречу…. Люди затем, видимо, и путешествуют, чтобы услышать в этом движении через пространство свою музыку….
Заправляемся на любимом ЛУКе. Дизель у них отличный, а кофе никудышный, просто какой-то на горелый навоз. Сразу понятно – робуста, причём самая дешёвая. Слабое место компании. Пора бы заметить, кому следует….
После обеда на горизонте замаячил Екатеринбург. Через город проходим тяжело, по каким-то вспомогательным дорогам, которые плохо сочетаются с магистралями. Солнце ещё достаточно высоко. Решаем идти на перевал. Ольга меняет меня в самый неподходящий момент – впереди горы. Я буквально вываливаюсь – устал. Падаю в сон примерно на час, не договорив начатую фразу. Просыпаюсь оттого, что глаза слепит солнце. Мы на одной из верхних точек перевала. Двигаемся строго на запад. Пора менять Ольгу, ей нелегко на такой дороге. Мне после отдыха гораздо легче. Выжимаю всё, что возможно в этой ситуации. Обед переместился ближе к ужину. Грызём орешки — время сегодня особенно дорого. Рестораны давно позабыты, останавливаемся поесть в придорожной столовой. Чисто, вкусно, недорого, люди приятные. Солнце начинает прятаться за верхушки гор, дорога устремляется вниз, в темноту. В горах, к вечеру, всегда так. Наверху день — солнце слепит глаза, а внизу уже почти ночь.
Нам надо спешить. На Зверёныша, как всегда, можно положиться. Легковых к вечеру стало меньше, зато фуры стали выстраиваться группами по пять – семь машин, а это плохо. Обгонять их стало гораздо труднее.
Позади, на сегодня, — тысяча километров. Солнце огромным красным фонарём напоследок осветило дорогу, деревья, поле с ромашками. Пятнадцать минут, и оно, обессилев от своих трудов, свалилось за горизонт, оставив после себя на месте заката лишь розовое зарево.
Стало совсем темно. Долго висим на хвосте у фуры «Магнит». Постоянные спуски, слева сплошная. Расчетное время прибытия пропущено. Перед Пермью ремонт дороги, километров тридцать. Всё…. Никто никого больше не обгоняет. Едем в коридоре из пластмассовых дорожных ограждений. Мы за рулём уже пятнадцать часов. Пытаемся проехать Пермь краем, чтобы остановиться в мотеле, не получается – ремонт дороги, вынужденно уходим с эстакады вниз, в город. Там свежий асфальт без разметки. Плывём в чёрной невесомости. Нет ни осевой, ни разметки края дороги, ни знаков, ни освещения…. Чудом Ольга замечает в стороне придорожную гостиницу.
Рядом с рецепцией огромное страшное чучело медведя. Клиентов, наверное, отпугивать… Девушка, что встретила нас, добра и учтива. Автоматически что-то едим в пустом кафе, поселяемся в прокуренном номере с сомнительным бельём, без складок от утюга, но это наше спасение. Голова пустая и плохо соображает, пол гостиницы слегка вибрирует и покачивается. Если спросит нас кто-нибудь:
– Зачем вам это?
Мы ответим просто:
– Нравится…. Ещё утром были в Увате, далеко за Уралом, а к вечеру – здесь, в Перми.
Ночь темна, беззвучна и коротка. Звучит колокольчик будильника на мобильном. Это наступило утро следующего дня.

День двадцать первый, 25 августа 2015 г.
Пермь – Нижний Новгород

Ставки на сегодняшний день опять высоки. Протяжённость всего маршрута до Нижнего – 1170 км. Выезжаем пораньше.
У Сибирского тракта ещё тот характер. Он витает в воздухе над нескончаемым потоком большегрузов, довольных собой джипов, ржавых будок «Газелей» и стареньких «Жигулей». На трассе всё это превращается в один большой организм, вокруг которого образуются заправки, придорожные мастерские с шиномонтажками, магазины, приличные кафе и откровенные харчевни. Пафосные отели сменяются дешёвыми ночлежками с туалетом и душем на улице, где «плечевые» и молодые, и те, что постарше терпеливо дожидаются на углах и съездах своих клиентов. Хотя нет, наверное, не клиентов – попутчиков, чтобы отправиться с ними в какую-нибудь сторону в поисках своего, особенного счастья. Вот и живёт самостоятельно этот огромный организм с коротким названием дорога по своим неписаным законам и правилам: с элементами приличия да и неприличия тоже. Твоя задача научиться понимать её характер, чтобы не быть на ней чужаком. Музыка эта должна звучать в одной тональности.
Терпеливо поглощаем полотно дороги и спешим поскорее добраться до Казани. Слева остаётся Ижевск с речкой Иж.
Мы в Удмуртии. Вот и знакомая нам р. Ныша. Хотел показать Ольге – она спит.
Въехав в Татарстан, ощущаем себя будто на минном поле. На каждом шагу появились ДПС, камеры, «стрелки», контроль средней скорости….
Характер у дороги изменился и стал не совсем понятен. Отличная дорога – четыре полосы с разметкой и всей информационной инфраструктурой, а знак ограничения скорости – 50 км/час, и так километров тридцать. Причём по покрытию дороги видно, не вчера этот порядок установили. Зачем так?.. «Стрелки» настроены таким образом, что порой хочется идти пешком. Всё происходящее фиксируется, записывается. Ощущение такое, будто в твоей собственной спальне под одеялом кто-то есть и с не очень добрыми намерениями. Все, кто на дороге, как стреноженные кони: ехать быстрее могут, но нельзя, ноги связаны.
Заезжаем в Казань. Надо купить «чак-чак» – обещали в Советске сотрудникам. Поздний обед уже на выезде из Татарстана. Опять столовая, опять также чисто и вкусно. Как всегда после обеда Ольга даёт мне передохнуть полтора – два часа. Когда приближаемся к Нижнему, начинает темнеть. Сценарий сегодняшнего дня развивается, похоже, по-вчерашнему. Ночная дорога на спуске окрасилась в две цветовые полосы: встречная — белого цвета от фар, а попутная — красного от задних фонарей и стопов.
Больше часа толкаемся по городу, чтобы проехать к гостинице. Не знаю, как другие, но мы, находясь в пробке, всегда чувствуем, как нас в это самое время попросту обкрадывают. Пробки воруют у нас самое дорогое – наше время. Время есть вселенское, оно бесконечно, но наше-то ограничено. Не хочется его тренькать налево и направо.
Совершенно измученные находим гостиницу с романтичным названием «Астра», хотя нет, сегодня её нашёл электронный мозг навигатора. Гостиница небольшая, с уютным закрытым двориком, засаженным настоящими астрами, неплохим номером и предупредительным персоналом. Ужинаем автомобильными запасами. Никакое кафе искать нет сил. Поскорее хочется вытянуться на кровати и закрыть глаза.

День двадцать второй, 26 августа 2015 г.
От Нижнего до Великого.

На сегодня трудно что-либо прогнозировать – впереди Москва. Крестимся на икону, что в часовенке у дороги, уже на выезде их Нижнего Новгорода.
Столицу нашей Родины, конечно, можно миновать, свернув вправо в районе Орехово-Зуево, объехать её по объездной, только делать это нам никто не советовал – плиты. Однако дальнобойщики сворачивают именно туда. Транзитом в Москве их точно никто не ждёт. Ещё раз убеждаемся – у каждой дороги свой характер да и душа тоже. Сразу видно, эта – столичная штучка. Хотя по ширине такая же, как Сибирский тракт, машины едут по ней такие же, деревни вокруг не лучше, не хуже, а вот романтика дальних странствий взяла да и пропала. Все вокруг какие-то целенаправленно озадаченные, даже если и обгонит кто, то не с достоинством выигравшего, а с каким-то жлобским форсом. Другой норовит вклиниться, отжать кого-нибудь, а если пропустили его, поблагодарить авариечкой не будет озадачиваться. Только нам-то что до этого. Мы продолжаем вгрызаться в Московскую суету.
В отличие от прошлого раза, сегодня будни и до конца рабочего дня ещё далеко. Однако от пробок никуда не деться, они всё равно есть. На МКАД всё вокруг ещё больше сгущается. Все «тыкаются» из ряда в ряд в поисках «счастья», только результат – никакой. То мы обгоняем огромный автобус, то он нас. Надоело….
Выползаем, наконец, на Ленинградку, и почти сразу получаем бонус – пятьдесят километров тестового автобана, который через пару недель будет платный. После него ещё километров семьдесят счастья для водителей. Стрелка спидометра ложится вправо. Практически всё время идём 190 – 200 км/час. Приятное удовольствие.
Проехали Тверь, вдоль дороги везде торгуют рыбой, в основном копчёной. Явный признак большой реки. Действительно, после Твери слева и справа огромные заливные водоёмы, притоки реки Тверца. По берегам и на лодках среди камышей множество рыбаков. Всем хочется верить в свою удачу, рыбакам особенно.
Ещё километров сто, и пора начинать думать о ночлеге. Заехали в первый приличный мотель. Всё вроде бы неплохо, но парковка не охраняется. Мы не можем оставить Зверёныша без присмотра и едем дальше. Решили уже искать счастья где-нибудь в Торжке, это не так недалеко от трассы, но встретили по пути мотель с названием «Пит стоп». Это было то, что нужно путешественнику.
Номер совершенно не похож на придорожное заведение. Всё внутри вымыто, вылизано, кондиционер, охраняемая парковка. Внизу кафе с уставшими, но приветливыми девчонками. По их покрасневшим глазам понятно — работают сутками, не высыпаются. Если о кафе коротко: чисто, вкусно, недорого. В номере впервые нам встретился кондиционер с имитацией природных звуков. За окном всю ночь шёл дождь, а наш кондиционер очень деликатно шумел и посвистывал, будто вьюга в деревенской печной трубе, или ветер в дюнах у ночной Балтики. Вы когда-нибудь спали в палатке среди дюн, рядом с морем?.. Если нет, настоятельно рекомендуем….

День двадцать третий, 27 августа 2015 г.
Дорога на Псков.

Этим утром наконец-то вдоволь отоспались. Выезжать не торопимся, до Пскова пустяк – 570 километров. Дождь, который всю ночь стучал по крыше, не прекратился. Над мокрым асфальтом висит пелена дождевой пыли, видимость двести метров.
Через пару часов справа в стороне остаётся Великий Новгород. Пара развязок, и мы уходим на Псков по указателю, а не по навигатору. Мы надолго запомнили тот его урок со старой дорогой от Пскова до Новгорода. Ответ могу сказать сейчас – ехать надо через Лугу. Это несколько дальше, но дорога будет нормальная.
Нельзя ехать через Шимск и Медведь! Это погибель, точно знаем! Проверили уже единожды! В Лугу въезжать не надо. После развязки она остаётся справа.
Не успев ещё основательно въехать в Псков, видим справа от дороги мотель, похоже, вполне достойный, а рядом автомойка. Вариант интересный. Помыть Зверёныша давно пора. Вполне нормально устраиваемся, парковка под окнами. Дорога рядом, но она уже не трасса, а обычная городская улица. Сказали, что ночью будет тихо.
Сразу заезжаю на мойку, и старательный молодой человек в течение часа отмывает нашего Зверёныша, потом пылесосит его, протирает, натирает. Довольны остались все, в первую очередь Зверёныш.
Открытие. Этот навигатор работает только на территории России и прописывать маршрут до Риги не желает. Думаю, как же ловчее проехать город. Пришлось внести название пункта пропуска – Шумилино. Всё получилось….

День двадцать четвёртый, 28 августа 2015 г.
Псков – Рига – Смарде.

Ночью было довольно тихо, не обманула та кареглазая, что показывала номер. Едва позавтракав, засобирались….
Псков проехали в основном по окружной. Лишь в самом конце увидели кусок крепостной стены за широкой рекой. На съезде с моста через реку стоим перед светофором, опускаю стекло, спрашиваю пассажира соседней машины:
— Какая это река?
— Великая, — отвечает он и улыбается.
— Нравится?..
— Нравится, — отвечаем мы.
Мы больше никогда не встретимся с тем пареньком, а, встретившись, наверное, не узнаем один другого, а мгновение это лично я буду помнить долго, если не всегда. Почему так?..
На таможенном пункте пропуска «Шумилино», где мы проезжали прошлый раз, у меня сложилось впечатление, что этот немолодой худенький таможенник нас помнит. С профессиональной точки зрения мы для них объекты мало- интересные, «контрабас» не наш профиль. Уж у них глаз намётан. Они лениво заглядывают в салон, потом в багажник, и мы отправляемся к шлагбауму, который, впрочем, уже поднят.
Евросоюз тоже долго не сопротивлялся. Так что не прошло и полчаса, как мы оказались по ту сторону границы на пустынной дороге Латвии. Не могу я ехать, когда асфальт совершенно пустой, спать от такой езды хочется. Одиннадцать часов – как раз время для кофе. Буквально среди леса уютное кафе, латышка устало улыбается, свободно говорим по-русски, хороший кофе. В этот момент мы нужны друг другу. Может ещё наступит тот час, когда люди опять станут братьями?..
Ригу проезжаем минут за сорок. Стал забывать я этот город. Когда-то куролесили мы по его старым улочкам вдоль и поперёк, а теперь всё позабылось. Вскоре чувствую – заехали не туда. Останавливаемся, я выхожу, спрашиваю первого встречного: «Как проехать?» Он очень хотел нам помочь, было видно. Когда он закончил объяснять, мы пожали друг другу руки.
Едем, как сказали, по дороге на Вентспилс, указатель Юрмала, а вот и поворот на Смарде. Здесь-то нам всё хорошо знакомо.
Вот мы и вернулись в напоённый светом дом, где живут Дзинтар и Елена. Опять на целый вечер разговоры. Мы всё же довезли бутылку вина из Тосканской коллекции Никиты Михалкова, купленную в Нижнем Новгороде.
На наши уговоры Дзинтар согласился показать свои фотоработы, о которых мне неоднократно говорила Ольга.
Дзинтар занимается макрофотографией Я бы назвал это фантазийная фотография.
Сейчас с появлением фотоаппарата едва ли не в обувной щётке, все в одночасье стали фотографами. Недостаток понимания сути фотографии восполняется ныне количеством, которое измеряется гига и килобайтами, а не художественным содержанием.
Чем отличается талантливый художник от маляра, который умеет красить забор в разные цвета? А отличается он тем, что талант видит то, на что обычный человек и внимания никогда не обратит.
Я, затаив дыхание, смотрю одну за другой фотоработы Дзинтара и понимаю, что вижу шедевры. Такое под силу только огромному таланту. Поражаюсь, как это можно просто так хранить в компьютере? Люди должны это видеть!..
Вот передо мной на экране синий, мерцающий внутренним светом водопад на какой-то фантастической планете в свете двух малиновых солнц. Над всем этим раскручивается зловещая спираль чёрной дыры. Сейчас ещё ничего не произошло…. Трагизм сюжета заключается в том, что чёрная дыра, безусловно, поглотит и синий водопад, и фиолетовые звёзды, а так же всё на этой планете, превратив всё в чёрный квадрат Малевича.
Одна фотография, а мыслей охватить и понять её разом не хватает. Что же хотел показать автор?.. Чего я ещё не понял или не разглядел? Автор этих, без преувеличения гениальных работ, рядом, его даже можно спросить: « Что это вы имели в виду, изображая бабочку с непропорциональным фантастическим размахом крыльев, и как это вообще возможно?» Не думайте, что это просто. Работу мастера можно увидеть, почувствовать, но как почувствовать его утончённый полёт мысли? Будет ли нам это понятно? Три вопроса подряд, и ответ автора вызывает ещё больше вопросов. Я поймал себя на мысли, что вопрос этот единожды уже задавал одному известному эпатажному режиссёру.
Он мне ответил тогда:
— Каждый всё равно видит своё, и кому интересно, что думал я, когда работал над этим спектаклем. Талант, к сожалению, всегда малопонятен….
Рассматриваю следующую работу. Сначала ничего особенного, и только потом вижу женскую грудь, сотканную из цветочных линий, воздушных, но завуалированных форм, оттененных каким-то греховным цветом. Это грудь грешницы, точно…. А может, я ошибаюсь? Может, это грудь кормящей матери? Надо присмотреться внимательнее. Хотя нет, слишком они возбуждающе теснятся одна к другой и излишне взволнованны. А вот и сетчатый корсет. Точно, грешница…. Иначе зачем автору нужны эти розовые оттенки будуарного цвета?
Вдруг вижу необычную симметрию абсолютно одинаковых элементов. Неужели фотошоп. Присматриваюсь – нет, все они разные, просто их много, слишком много. Что это интересно за периодически повторяющиеся домены.
Ответ на соседнем снимке. Это перо птицы снятое под большим увеличением и обработанное определённым способом. М-да….
Меня кто-то легонько толкает в плечо – пора к столу, подали горячее…. Только я всё никак не могу выйти из этого притягательного фантастического мира…. Реалий в жизни нам хватает сполна, а сказки по-прежнему хочется всем….

День двадцать пятый, 29 августа 2015 г.
Дорога домой.

Прошло двадцать пять дней после того, как я ходил босой по этой траве в Смарде. На лужайке под окнами высохли цветы, головки клевера застыли чёрными точками, буйство зелёного сменилось пастельными тонами жёлтого и серого. Вечером в небе долго кричали журавли. Пора, наверное, домой….
Утро. Мы не спеша завтракаем за круглым столом и снова ведём нескончаемую беседу. О чём? Да обо всём…. О жизни, детях, смысле этой самой жизни, о погоде здесь и пожелтевших листьях там, на берегах Оби. Нам так хочется сказать друг другу больше, но дорога уже зовёт….
Прощаемся с гостеприимными хозяевами. Яниса за завтраком нет, он уехал с другом на выставку ретро автомобилей. Не зрителем – участником. Они будут демонстрировать ИЖ-комби 1970 года выпуска. Мы же в Ригу сегодня решили не заезжать.
Никто не любит долгие проводы, и мы в том числе. Стартуем и вскоре оставляем в стороне Тукумса, сворачиваем налево по указателю на Елгаву (она совсем не Елгава, а Ялгава, с ударением на «Я»). Дзинтар говорит именно так. Для меня он – носитель языка. Проезжая Ялгаву останавливаемся возле супермаркета и достаточно много проводим времени в торговом зале, чтобы купить «гостинцы». По-другому нельзя, мы русские люди. По приезду нас обязательно спросят: – А что вы привезли?..
Дорога вновь пустынная и однообразная, хоть бы пару фур встретить или на худой конец грузовик. О том, что мы уже в Литве, узнаём по неприступным островам из камня посреди дороги и указателем Карлёнис. Они говорят, что именно так назывался когда-то (жаль никто не может вспомнить, когда именно) литовский город Кёнигсберг, ныне Калининград. Забавно….
Это весьма созвучно с каменными островами опасности посреди дороги. Посёлок Микитай выныривает неожиданно, за ним Панемуне. Таможня пустая, но полчаса для пересечения границы всё равно потребовалась. Выезжаем на улицу Гагарина. Вот мы и дома…. Позади 10400 километров.
Передать одной фразой ощущения невозможно, переварить всю полученную за путешествие информации, тем более.
Теперь наш союзник – время. Оно будет день за днём перелистывать страницы наших воспоминаний о путешествии и радовать нас. Только первое и, говорят, самое верное ощущение такое, будто не были мы здесь всего несколько дней.
Нашего отсутствия, похоже, никто не заметил. Не звучит оркестр, расчувствовавшиеся горожане от долгожданной встречи не смахивают слезу радости….
А что же мы?.. Забыл сказать. Мы уже опять задали себе тот самый вопрос: «А что, если…?»

Россия, Советск – Покур — Советск, август 2015 г.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 9.7/10 (9 votes cast)
Из Ганзеи в Тартарию, 9.7 out of 10 based on 9 ratings

3 ответа на Из Ганзеи в Тартарию

  1. Путешествие длинною в вечность. Таким я увидела для себя этот рассказ. Я думаю, многим путешественникам и на минуту не удается передать всех эмоций,полученных в процессе таких приключений,но Вам, безусловно, удалось! Я как будто оказалась там, в каждом из великих русских городов,попробовала вместе с Вами все изыски местной кулинарии. Спасибо Вам, Александр и Ольга,за незапланированный отпуск?

  2. Путешествие длинною в вечность..таким я представила этот рассказ. Как прекрасно понимать,что есть люди среди нас,которые так искусно, с любовью к каждому предложению,слову — могут передать свои эмоции и впечатления! Я как будто побывала там сама, гуляя по великим русским городам, пробовала все эти изыски местной кухни,даже Ваш «звереныш» нашел свое место в моем воображении! Спасибо Вам, Ольга и Александр, за такой вот незапланированный отпуск?

    • Спасибо Оксана за столь лестный отзыв о нашем «Зверёныше». Рады что понравились записки о путешествии и то, что хоть у кого-то нашлось достаточно терпения, прочитать всё до конца.Поверьте, мы умеет фотографировать и привезли около тысячи снимков. Однако нам хотелось именно посредством слова совершить путешествие, как это было когда-то.
      Успехов тебе во всём…. Ольга, Александр.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*